Как Госдума с абортами боролась

Как Госдума с абортами боролась cоцсети

В нашей стране право на аборт каждой женщине дано законом. Изгаляться над этим правом правительство, церковь и общественники тем не менее не перестают. По крайней мере, пытаются. Так 4 марта в Госдуме прозвучало предложение запретить делать аборты в частных клиниках, а также несовершеннолетним без согласия родителей.

Как Госдума с абортами боролась

История эта не новая и постоянная: ограничить аборты у нас хотят лишь бы как-нибудь и уже даже хотя бы полумерами. Предлагали выводить из ОМС и делать в специальных абортариях.

Владимир Владимирович в октябре поручал усилить эффективность работы медучреждений по профилактике абортов «финансовой заинтересованностью врачей». РПЦ беснуется и подавно: сейчас вот разрабатывает закон, чтобы признать эмбрион человеком, а не частью материнского тела и приравнять аборт к убийству на любом сроке.

Ну и все ради благой цели, конечно, патриарх ведь заявил: запретим аборты – увеличим число россиян за десяток лет на десять миллионов.

Как Госдума с абортами боролась

Только кое-что важное упустили. Например то, насколько увеличится из-за этого количество нежизнеспособных новорожденных с тяжелыми патологиями, отказников, умерших рожениц, а еще детдомовцев, беспризорников и детей, погибших от рук своих родителей и в результате подпольных абортов. В нашей стране эти показатели, кроме последнего, и так восторга не вызывают.

Зато прыткость некоторых докторов вызывает и еще какой. Известна огромная куча историй о том, как некоторые медработники оказывают на пациенток такое психологическое давление, что даже поверить трудно. И нет, речь даже не о психологах, которые уговаривают рожать сомнительными доводами типа «дал бог зайку, даст и лужайку» и «аборт – это грех, не родишь – Бог накажет».

Здесь мы говорим, например, о порядках в Сергиевом Посаде, о которых писала «Lenta», когда направление на аборт не подписывают, пока не побеседуешь со священником. Или об оттягивании времени беременности, чтобы аборт сделать было нельзя, как это случилось с жительницей Липецка.

Ее историю рассказывали «Такие Дела»: девушка пришла на аборт, а ей сказали, что беременности нет и диагностировали эндометриодную кисту, которая якобы вызвала гормональный сбой и две полоски на тесте. Лечить, мол, не надо, никаких препаратов не пейте, приходите через два-два с половиной месяца, будем смотреть и думать, что делать дальше.

Девушка засомневалась и пошла в платную клинику, где поставили беременность: «Спустя два месяца мне позвонили из той самой женской консультации с вопросом, почему я не прихожу. Я ответила, что ваш врач меня обманула и что если бы мне не хватило ума обратиться в частную клинику, то я бы сейчас была на таком сроке, когда аборт провести уже невозможно.

Они мне сказали, что я дура, что они мне дали шанс задуматься, и как я теперь буду с этим жить. Стали меня пугать тем, что я не рожу и что аборт провоцирует онкологию, и бесследно это для меня не пройдет. А еще посоветовали сходить в церковь».

Как Госдума с абортами боролась

Примерно так, к слову, все доводы противников абортов обычно и выглядят. При всем этом проблема прерывания беременности куда глубже, чем просто моральная проблема, связанная с тем, чтобы подарить ребенку жизнь или нет.

Потому что делают аборт женщины, в конце концов, не просто так. Ключевую роль играют такие факторы, как наличие или отсутствие финансовой стабильности, партнера, жилища или социальных гарантий.

По данным Минздрава, 45% женщин делают аборт из-за неготовности стать матерью на данный момент («не вовремя», «нежеланная» беременность), 20% – неудовлетворены материальным положением, 13% – неудовлетворены жилищными условиями, 10% – находятся в нестабильных отношениях с отцом ребенка, 7% – боятся за собственное здоровье, здоровье ребенка или испытывают другие страхи, 5% – испытывают давление со стороны близких.

Как Госдума с абортами боролась

ПО РАЗНЫЕ СТОРОНЫ БАРРИКАД

Как уже было сказано, главным аргументом, которым апеллируют сторонники запрета абортов становится убеждение в том, что эмбрион – это человек, и во время процедуры ему больно.

В качестве подтверждения этому чаще всего приводится кинокартина под названием «Безмолвный крик» и комментарий к ней от гинеколога, активно выступающего против абортов. Бернард Натансон – так зовут доктора, расшифровал ультразвуковые снимки эмбриона во время аборта на сроке беременности в 12 недель, показанные в фильме.

Интерпретировал весьма пугающе: по его мнению, плод на снимках «дергается в страхе, пытаясь увернуться от хирургических инструментов и кричит от боли».

Как Госдума с абортами боролась

Эту ужасающую патетику разрушают современные научные данные. Они гласят: эмбрион не испытывает боли до двадцать четвертой недели развития. В коре головного мозга просто-напросто не сформированы нервные окончания.

Очень часто в этом же ключе встречается и религиозный контекст: «жизнь начинается с момента зачатия» или опять же «аборт – это грех». Тем не менее, эти и схожие тезисы абсолютно антинаучны и представляют собой только какое-то из религиозных верований. Мы живем в светском государстве. И конфессий много. А вера или ее отсутствие – это тоже право.

Помимо этого, сторонники запрета абортов убеждены: мужчина и женщина, которые занялись сексом, должны нести ответственность за то, что это сделали. Мол, возможность беременности никто не отменял, надо было предохраняться. Но тут же надо и помнить, что ни одно из существующих средств контрацепции не защищает на 100% – об этом предупреждают их производители.

Как Госдума с абортами боролась

Помимо прочего, никто все еще не отменяет права на нерепродуктивный секс. Сексуальный контакт не равно согласие на возможную беременность. Люди имеют право заниматься сексом просто так (представляете?). Кроме того, случаи сексуального насилия – все еще не редкость.

И это значит, что «ребенок в том, что вы такие беспечные, не виноват» – не аргумент. Как и убеждение, что общее количество абортов отражается на уровне рождаемости.

Как Госдума с абортами боролась

Многие противники абортов уверены, что именно в этом причина кризисной демографической ситуации в России. Ну а если так, тогда давайте, как в печально известных тридцатых годах, когда Компартия в 1936 ввела запрет на аборты, призывая мыслить «не узко личными интересами, а жизнью коллектива».

Вот только к чему привело то? Да, показатели рождаемости выросли, а вместе с ними взлетел уровень детоубийств и материнской смертности.

Всего за четыре года с момента принятия закона количество смертей от подпольных абортов (90% из которых делали вне медицинских учреждений) увеличилось почти в пять раз! Доля убийств детей родителями в возрасте до года (только зарегистрированных) более чем в два.

Как Госдума с абортами боролась

ОБЯЗАННОСТЬ ВЫНОСИТЬ ДАЖЕ НЕЖИЗНЕСПОСОБНЫЙ ПЛОД

Россия, как уже было сказано, запрещать аборты пока еще не собирается, но ограничить процедуру пытается старательно.

В нашем законодательстве аборт, начиная со второго триместра беременности можно сделать только по медицинским показаниям или, если беременность наступила в результате изнасилования (до этого времени – по желанию). В новом проекте приказа Минздрава, который навел много шума, медицинские показания урезали.

Теперь из абсолютных показаний к аборту предложили изъять пороки развития нервной системы, глаз, уха, лица и шеи, органов дыхания, губы и нёба, органов пищеварения, половых органов, мочевой системы (кроме случая единственной почки), костно-мышечной системы (кроме случая отсутствия костей), другие врождённые аномалии.

А также синдромы Дауна, Эдвардса и Патау, Тернера и другие заболевания.

Как Госдума с абортами боролась

Но то, что некоторые из этих болезней приводят к глубокой инвалидности и делают ребенка просто-напросто нежизнеспособным, в расчет почему-то не взяли. Поэтому женщина будет должна выносить больное дитя и родить, обрекая на страдания в первую очередь его самого.

И тут уже возникает закономерный вопрос: противники абортов вообще задумываются о том, кто и как будет помогать нежеланному ребенку и его семье после рождения? А, нет? Ну, тогда, наверное, пусть и не они решают?

Никто кроме самой женщины не должен распоряжаться ее телом, жизнью и судьбой. И это входит в перечень прав, гарантируемых Конституцией.

Поэтому-то решение о том, делать аборт или нет, может принимать только беременная женщина, и ни в коем случае не ее семья, партнер и тем более не государственные институты.

Риски, связанные со здоровьем и жизнью, несет именно женщина, которая вынашивает плод. И именно она должна делать выбор.

А нам, быть может, вместо запретов, пропаганды деторождения, психологического давления и дальше по списку, лучше заняться государственной политикой в сфере сексуального просвещения и предотвращения нежелательных беременностей?

Или поднять уровень жизни населения, чтобы возможность прокормить себя и ребенка была у подавляющего большинства? Ну и уж если признавать эмбрион, вторя РПЦ, человеком с момента зачатия, то и пособия давайте выплачивать с момента зачатия. И на лечение больных детей деньги выделять тоже. Иначе как-то несправедливо получается, что демографическую ситуацию улучшать сверху требуют, а социальные, психологические и экономические условия для этого не создаются.

Рождение ребенка – это прекрасно, но еще важнее, чтобы этот ребенок был желанным и рос в благополучии и любви. Ни повышение статистики, ни божья кара, ни что-либо еще – не смогут нивелировать обратное.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

В госдуме рассказали, как решить проблему с абортами в россии

Вопрос о негативных последствиях доступности абортов был поднят патриархом Московским и всея Руси Кириллом в конце января в Госдуме. Для обсуждения инициативы о выведении абортов из системы ОМС и ряда других предложений РПЦ на базе нижней палаты парламента была создана рабочая группа.

Депутаты рассказали Федеральному агентству новостей, готовы ли они сегодня изменить законодательство по абортам.

Как Госдума с абортами бороласьФедеральное агентство новостей  / Степан Яцко

Женщинам нужен достаток

«Прежде чем принять окончательное решение, необходимо проанализировать все имеющиеся предложения, их целесообразность, позицию министерства здравоохранения, общества.

Чем больше мнений будет учтено сейчас, тем это решение будет более продуманным, взвешенным и правильным», — заявила первый заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Окунева.

Главное в этом вопросе — здоровье семьи, считает парламентарий.

«Говоря о здоровье семьи, я говорю о возможности семьи иметь детей, решить для общества демографическую проблему. И не создать ситуации, когда нуждающиеся в помощи не смогут ее получить», — пояснила депутат.

Как правило, женщины идут на аборт из-за не полученной в сложной жизненной ситуации помощи, добавила Окунева.

«Если женщина будет точно знать, что ее семье, или будущей семье, если она одинока, будет обеспечено благополучие за средства, которые идут в качестве поддержки от государства, региона, то, наверное, она не будет принимать для себя очень сложное и тяжелое решение, чтобы ребенок не родился», — добавила Окунева.

Читайте также:  Что смотрят на УЗИ диагностике в 16 недель, и виден ли пол ребенка на этом сроке беременности?

По словам члена фракции «Единая Россия», представителям всех уровней власти и обществу нужно сосредоточиться на обеспечении благополучия семьи «во всех смыслах»: от достатка и наличия работы до обеспеченности жильем и образовательными учреждениями.

«Тогда, наверное, эта тема уйдет», — сказала Окунева.

Парламентарий обратила внимание, что на данный момент уже ведется определенная работа в этом направлении. В частности, она напомнила о «днях тишины» и профилактической противоабортной деятельности. 

«Многие обсуждают вопрос защиты интересов плода на законодательном уровне. Есть еще много разных факторов, которые необходимо обсудить, чтобы принять окончательное решение», — добавила Окунева.

Следующее заседание рабочей группы ГД может состояться в мае, отметила депутат.

Как Госдума с абортами боролась

Не оставлять один на один с бедой

Заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин считает, что России необходимо предпринять все возможные шаги для выхода из сложной демографической ситуации, в том числе путем снижения количества абортов.

«В стране за год совершается около миллиона абортов. Это просто недопустимо», — заявил Говорин. 

По словам депутата, общая стратегия заключается в улучшении работы с женщинами, которые обращаются к медицинским работникам с просьбой произвести эту операцию. 

«Нам кажется, что путь решения проблемы — это включение специалистов: экспертов, психологов, которые могли бы работать с женщинами на предварительном этапе. Возможно, необходимо внести изменения и в федеральное законодательство», — пояснил Говорин.

Важно не оставлять женщин один на один со своей бедой, индивидуальная работа с каждой из них позволит снизить показатель абортов в России, считает собеседник ФАН. 

«На любом сроке беременности, когда у женщины возникает желание сделать аборт, с ней должны работать эксперты, специалисты, психологи», — пояснил Говорин.

Необходимо увеличить время для принятия окончательного решения, делать ли аборт или отказаться от него, с момента обращения, резюмировал депутат Госдумы.

Как Госдума с абортами боролась

Беременность — это не болезнь

В беседе с корреспондентом ФАН свою позицию по данному вопросу озвучил и депутат Госдумы Виталий Милонов. В частности, он считает необходимым изменить подходы к рассмотрению таких вопросов, в том числе в обществе.

«Чтобы принимать обоснованное решение по формированию нашей политики в отношении абортов, необходимо отталкиваться от правильных дефиниций. С точки зрения медицины, аборт — это медицинская процедура.

С точки зрения биологии, это убийство.

Если мы будем называть вещи своими именами, то уверен, большинство людей, которые сейчас лояльно относятся к абортам, пересмотрят свое отношение», — заявил парламентарий.

Член комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений согласен с позицией РПЦ и считает, что деньги налогоплательщиков не должны привлекаться к оплате абортов.

«Я не собираюсь платить свои деньги за то, чтобы убивали детей. Необходимо выводить их из системы обязательного медицинского страхования, — отметил парламентарий.

По словам депутата, бюджетные деньги нельзя направлять на нелечебные процедуры, а «беременность — это не болезнь». Хотя возможен и ряд исключений, добавил парламентарий.

«Бесплатно аборт вообще делать нельзя, кроме как по экстренным медицинским показателям. Это когда вопрос жизни и смерти, тогда выбирает сам человек — идти на риск и рожать или обезопасить себя», — пояснил Милонов.

По словам депутата, в остальных случаях подобные операции должны проводиться платно.

«А платно — только с разрешение психолога, чтобы решение было осознанным, а не принималось в моменты эмоционального срыва. Также необходимо ввести жесточайшую уголовную ответственность за проведение аборта без собеседования (с психологом. — Прим. ФАН)», — рассказал Милонов. 

Необходимо увеличить «время тишины» и жестко наказывать за проведение аборта на сроках, не предусмотренных законодательством, уверен он.

Как Госдума с абортами боролась

Депутат обратил внимание, что на данный момент статистика по абортам в России может быть неточной, так как часто эту процедуру делают в частных клиниках.

«Минздрав говорит о том, что количество абортов в стране уменьшается. На самом деле, это не правда, так как они считают только в государственных клиниках. Понятно, что большая часть совершается в частных клиниках», — подытожил Милонов.

Ранее Минздрав сообщал о снижении числа абортов в России. Согласно статистике, разница между показателями 2016 и 2017 годов составила 8,8%. Всего, по данным министерства, за позапрошлый год в стране было сделано 627,1 тысяч абортов.

Ее тело — его дело? В России предложили запретить аборты без одобрения мужчины

Тема запрета абортов в очередной раз была поднята законодателями. Животрепещущий вопрос обсудили накануне на заседании комитета Тюменской областной думы по социальной политике. Депутаты предложили целый ряд инициатив, которые усложняют возможность проведения этой процедуры.

Парламентарий от «Единой России» Евгений Макаренко предложил ввести уголовную ответственность за склонение к аборту, коммунист Юрий Юхневич высказался за вывод аборта из системы обязательного медицинского страхования, а «единоросс» Владимир Ермолаев предложил запретить аборты без согласия отца ребенка – в настоящий момент решения об аборте, как правило, принимают мужчина и женщина, но если женщина решилась сделать аборт – запретить ей никто не может.

«Об этом уже много времени говорится, чтобы юридически такой прецедент создать, чтобы законодательно закрепить. Потому что бывают случаи, когда папы не знают, что жена или подруга пошла и сделала аборт против его желания», – высказался Владимир Ермолаев.

Вопрос ограничения или запрета абортов периодически обсуждается на федеральном уровне. 18 февраля депутат Госдумы Виталий Милонов предложил закрепить в преамбуле Конституции РФ, помимо веры в Бога, запрет на аборты. Парламентарий предлагал прописать «право ребенка на специальную охрану и заботу, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения».

Его инициативу поддерживает председатель Национального родительского комитета России, многодетная мать Ирина Волынец. В беседе с корреспондентом Накануне.RU она сообщила, что выступает против абортов в принципе – неважно, согласован он с отцом или нет.

«Я считаю, что в Конституции должна быть еще одна поправка – это защита жизни с момента зачатия. Потому что самые бесправные, незащищенные – младенцы в утробе своих матерей», – заявила она. Волынец высказала мнение, что если ребенок не нужен матери, то лучше пусть она отдаст его на попечение государства. Аборт общественница назвала убийством.

При этом председатель Национального родительского комитета признает, что государственных мер по поддержке женщин и семей в целом недостаточно, и выразила мнение, что выплата различных пособий также должна вестись уже с момента зачатия, а не рождения.

Как Госдума с абортами боролась

«Тех мер, которые государство оказывает сегодня нашим мамам, явно недостаточно для того, чтобы запретить аборты или хотя бы вывести их из ОМС.

И, несмотря на то, что было собрано 1,2 млн подписей за запрет абортов, есть еще и другая часть населения, которая не поддерживает эту инициативу. Это нормально. Потому что наша страна демократическая, решение принимается большинством.

Я думаю, истинное соотношение тех, кто за и против, покажет очень демократичный способ – референдум. Но его вряд ли проведут», – заявила Ирина Волынец.

Она полагает, что все можно делать постепенно: вывести аборты из системы ОМС и начать ощутимую поддержку женщин с детьми со стороны государства, и когда ребенок станет высшей ценностью, то и аборты никто не будет совершать. «Когда женщина уверена в завтрашнем дне, она рожает, даже если у нее нет мужа. Если она уверена в муже, то она тем более рожает», – сказала Волынец.

По ее мнению, единственные исключения, при которых женщинам можно сохранить право на аборт – при риске рождения больного ребенка или в случае изнасилования.

Председатель пермской общественной организации за права многодетных Людмила Елтышева с мнением Волынец не согласна. Она подчеркнула, что в таком вопросе необходимо, прежде всего, учитывать мнение женщин, и у них должен быть выбор.

«Конечно же, нужно спрашивать женщин. Если нас не будут спрашивать, могут принять какой-нибудь закон о семейном праве на личную жизнь. И тогда государство заберется к нам под одеяло и ляжет в постель. У женщины должно быть право на выбор. Ситуации бывают разные.

Государство, запрещая аборты, будет иметь обратную ситуацию – будут легализованы подпольные аборты», – высказалась Людмила Елтышева, добавив, что по ее мнению сама мысль об абортах отпадет тогда, когда в стране будет стабильность, когда семьи не будут рисковать оказаться за чертой бедности.

Также общественница отметила, что любые законы, которые касаются детей, должны принимать люди, у которых есть дети.

Как Госдума с абортами боролась

Активно выступают против инициативы тюменского депутата представительницы феминистического движения, которые периодически проводят различные акции под лозунгами: «ее тело – ее дело».

Так, жительница Тюмени Ольга, попросившая не называть ее фамилию, считает, что конечное решение должно оставаться за женщиной, поскольку рождение ребенка полностью меняет ее жизнь.

И именно она несет риски, когда выбирает материнство.

«Мужчина имеет право высказать свое желание стать отцом в случае незапланированной беременности, но не более того. Решать – делать аборт или нет, должны женщины. Поскольку именно они рискуют жизнью и здоровьем во время беременности и родов. Да, умереть можно и от абортов. И такая статистика есть.

Но в нее входят абсолютно все случаи, включая выкидыши, аборты по медицинским показаниям и криминальные аборты, которых станет больше, если женщин начнут ограничивать. Кроме того, беременность тоже имеет множество различных рисков и осложнений. И не мужчина рискует своей карьерой.

Решать – сохранять беременность или нет – должна именно женщина», – высказалась активистка.

Депутат Тюменской областной думы от КПРФ Тамара Казанцева сообщила, что не поддерживает ни инициативу своего коллеги по партии – Юрия Юхневича по выводу абортов из системы ОМС, ни инициативу Ермолаева о запрете абортов без согласия мужчины. Она тоже считает, что последнее слово должно быть за женщиной.

«Все равно решает женщина. Она смотрит, какие отношения с мужем, материальный достаток семьи и все остальное. Я думаю, что нам нужно закрепить законодательно увеличение достатка семьи. А запрещать аборты нельзя. Я помню те времена, когда аборты были запрещены. Они становились криминальными. Все было чревато здоровьем и жизнью», – сказала народная избранница.

По ее словам, меры, которые принимаются на уровне государства и региона (в частности, материнский капитал), уже позволили снизить количество прерываний беременности. И необходимо продолжать работу в этом направлении.

В думе пообещали найти взвешенное решение по инициативе рпц о выводе абортов из омс

МОСКВА, 13 февраля. /ТАСС/. Депутаты Госдумы пообещали найти взвешенное решение по инициативе Русской православной церкви (РПЦ) о выводе абортов из системы обязательного медицинского страхования (ОМС).

Читайте также:  УЗИ сердца (эхокардиография) плода: на каком сроке беременности прослушивается сердцебиение ребенка?

«Сейчас, когда самые разные идеи есть на столе и представители всех фракций Госдумы смогут эту работу начать, мы в итоге придем к взвешенным продуманным решениям, которые смогут полностью защитить, с одной стороны, права граждан, с другой стороны, ускорить выполнение тех задач, которые поставлены в национальном проекте «Демография», — сказал в среду вице-спикер Госдумы Петр Толстой по итогам первого заседания рабочей группы по законодательному регулированию социально значимых вопросов, в частности, рассмотрению инициатив, высказанных Святейшим Патриархом Кириллом во время Рождественских встреч. Группа была создана по поручению спикера палаты Вячеслава Володина, в нее вошли депутаты, сенаторы, представители профильных органов исполнительной власти, конфессий, а также медицинских, общественных организаций и объединений.

Кто будет платить?

Открывая дискуссию, вице-спикер обратил внимание, что тема вывода абортов из системы ОМС «вызывает ожесточенное внимание СМИ, и понятно почему». «Она кажется очень простой. Заголовки все гласят, что депутаты хотят по просьбе патриарха лишить женщин права на аборт», — констатировал он.

Толстой обратился с просьбой ко всем собравшимся: «Пожалуйста, не повторяйте такой формулировки, потому что никто не может в современном мире посягнуть на право женщины в соответствии со своей совестью, своими убеждениями, своей жизненной ситуацией, медицинскими показаниями и другими факторами принимать то или иное решение».

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл говорил о другом, пояснил Толстой, — «о том, что мы как налогоплательщики не хотим оплачивать бесплатные аборты». «И это совсем другая постановка вопроса», — обратил внимание он.

«Мне кажется, что по этим двум темам нам надо обменяться мнениями, чтобы на следующей встрече предметно и по пунктам обозначить те инициативы, которые мы можем в согласии и консенсусе вместе решать», — предложил он.

«Конечно, женщина должна решать сама. Вопрос только в том, кто за это должен платить», — обозначил депутат проблему.

Противоречивая статистика

«Я против абортов, но я считаю, что та задача, которая перед нами стоит, очень непростая, потому что, по моей практике, общество гетерогенно, общество у нас неоднородное», — сказал председатель комитета Госдумы по охране здоровья, детский хирург высшей категории Дмитрий Морозов. «Шаг за шагом мы должны идти к противодействию абортам, в этом нет никаких сомнений, но в плане регламентирования жизни светского государства у нас есть многие вопросы в законодательстве, не решив которые, мы не можем, на мой взгляд, ставить задачу так остро ребром», — убежден он.

«У нас жизнь — это отделение плода от матери, — отметил парламентарий. — При всем при том, что мы понимаем, что жизнь эмбриона, жизнь зиготы с седьмого дня — это само по себе святость». Без сомнения, мы должны сохранить любую жизнь, но как это сделать?» — задался он вопросом.

Говоря о тех, кто чаще всего решается на прерывание беременности, глава комитета выразил мнение, что «это девочки, которые попали в сложную ситуацию, это уже взрослые женщины, которые имеют нескольких детей и принимают это решение, исходя из этой позиции, это женщины, которые забеременели в ранние сроки после предыдущей беременности с рубцом на матке и понимают, что выносить его нормально не смогут». Он также привел данные, согласно которым за последние годы абортов стало меньше более чем на 25%. «Это часто асоциальные семьи, это люди с низким доходом, для которых упаковка презервативов — это проблема», — указал депутат.

«Мне кажется, нам нужно обязательно найти механизм и запросить мнение социума, общества, женщин наших.

Думаю, что такая требовательность к женщинам должна идти рука об руку с требовательным отношением к мужчинам… надо и мужчин привлекать к ответственности», — призвал Морозов.

Комментируя непосредственно инициативу РПЦ, политик предложил «начать с повторных абортов», уточнив, что имеет в виду их госфинансирование.

Комментируя приведенные его коллегой статистические данные, Толстой возразил, что они могут быть не точными. «Когда говорят про уменьшение количества абортов, нам говорят про цифры, которые связаны с оказанием этой услуги в государственных медицинских учреждениях, — сказал он. — Все, что касается частных медицинских клиник, никакой статистике не поддается».

Вице-спикер выразил сожаление, что «количество платных прерываний беременности растет», и отметил, что в основном бесплатные аборты «делают в регионах, где достаточно сложная социально-экономическая обстановка».

«Как ни странно, это не крупные города, а те поселения, где у женщины просто нет другого выхода и нет платности этой услуги.

Во всех остальных случаях в крупных городах ей предлагают, условно говоря, платную анестезию, делают эту услугу платной и выводят из статистики», — резюмировал он.

Коллизия в законодательстве

По мнению уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой, обсуждаемая мера, «прежде всего, констатирует ценностную позицию государства». «То есть мы сейчас не говорим, что она приведет к сокращению или росту числа [абортов]… мы говорим о ценностной позиции государства, то есть государство говорит, что это мы не поддерживаем», — подчеркнула она.

Кузнецова также напомнила, что в ряде государств «эту меру уже используют, то есть в различные формы государственного страхования аборты по желанию женщин у них не входят». «Поэтому я считаю, что, проанализировав эту политику, подходы, следствия, причины, уже сейчас можно какие-то выводы сделать», — продолжила она.

Омбудсмен не согласилась с некоторыми тезисами, озвученными Морозовым. «Статистика у нас, вы знаете, плюс-минус километр», — отметила она. Кроме того, по ее словам, «с 22-й недели защищена жизнь внутриутробная, а не после рождения».

«С момента зачатия ребенок уже является наследником, поэтому у нас есть коллизия в нашем законодательстве, мы все-таки должны с вами договориться. С пятой недели беременности, если причинен вред беременной (убийство произошло), считается, что убиты двое, поэтому здесь… диспропорция наших подходов», — добавила Кузнецова.

Позиция РПЦ

Руководитель Правового управления Московской Патриархии игумения Ксения (Чернега) полагает, что «пробуксовка законодательных инициатив в сфере антиабортной тематике во многом связана с тем, что не всем понятно, какую цель они преследуют». По ее мнению, «важным шагом в дорожной карте реализации этих инициатив могло бы стать признания нерожденного ребенка субъектом права».

Обычно противники этой позиции ссылаются на российскую Конституцию, которая гарантирует каждому право на жизнь с момента рождения, отметила игумения. «Однако в других странах законы иначе рассматривают ребенка.

Например, конституция Венгрии говорит о том, что жизнь должна быть защищена с момента зачатия.

Конституция Словакии провозглашает, что жизнь человека достойна защиты еще до рождения, и так далее», — привела она примеры из международного законодательства.

«Но есть некая нелогичность [в законодательстве РФ]. Так статья Гражданского кодекса [РФ], следуя традициям римского права, позволяет составить завещание в пользу нерожденного ребенка, — указала глава Правового управления Московской Патриархии. — То есть российское наследственное законодательство признает человеческий зародыш субъектом прав».

В этом контексте игуменья предложила в рамках рабочей группы рассмотреть возможность «об учете каждый нормы международного права, которые закреплена в Конвенции о правах ребенка».

В этом документе, по ее словам, прописано, что ребенок до периода физической и умственной зрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения.

«Я предложила бы включить эту формулировку в преамбулу федерального закона об основных гарантиях прав ребенка в РФ», — сказала представитель РПЦ.

Если такая позиция будет закреплена, то «все дальнейшие меры по законодательной регламентации абортов будут оправданы вследствие правовой защиты и нерожденного ребенка, о котором мы много говорим, но которого как субъекта права сейчас не существует», уверена она.

Кроме того, игуменья призвала «задуматься над содержанием статьи 56 закона об основах охраны здоровья граждан, которая сейчас допускает искусственное прерывание беременности на ранних сроках по любым причинам, в любое время».

«Та же статья наделяет правительство России полномочиями определять перечень социальных показаний для прерывания беременности на поздних сроках.

И, наконец, эта же статья дает право Министерству здравоохранения устанавливать какие угодно медицинские показания для прерывания беременности на любых сроках», — рассказала она.

Пушкина выступила против запрета абортов

Депутаты Госдумы предложили вывести аборты из системы ОМС и запретить производить их в частных клиниках. Также предложено ограничить розничную продажу медикаментозных средств для искусственного прерывания беременности и установить ответственность за склонение и принуждение к абортам. Ранее Минздрав уже сократил перечень медицинских показаний для прерывания беременности.

Заместитель главы комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина в ходе пресс-конференции НСН раскритиковала эту идею.

«Здравого смысла в этой инициативе нет. Консервативная повестка накрыла Россию. РПЦ имеет соглашения о сотрудничестве со всеми министерствами. Мы можем сделать Россию счастливой вместе с РПЦ. НКО и врачи совершают подвиги. Мы больше не пишем идиотских законов на эту тему и думаем о женщинах, работаем над тем, чтобы демографическая ситуация в стране улучшалась, но не принудительно, В неволе не размножаются», — сказала она.

По ее словам, существует ряд радикальных православных активисток, они в преддверии этой пресс-конференции пустили по всем своим каналам призыв «давайте их мочить».

«Прикрываясь традиционными ценностями, люди занимаются плохими вещами, могут проявлять насилие», — сетует депутат.

По ее словам, консервативная повестка России навязана извне. Сама Россия — это центристская страна.

«Мы первая страна, разрешившая женщинам аборты, а сегодня звучит риторика «женщина тоже человек». Как мы дошли до этого?» — удивляется парламентарий.

В этой связи она призвала депутатов Госдумы нового созыва, который будет сформирован после выборов в сентябре, проанализировать запрет на половое воспитание в школах, чтобы заняться сексуальным просвещением, пока не поздно.

«Нужно понять, что мы живем в прогрессивной стране и начать работать», — призвала она.Ее поддержала врач акушер-гинеколог, специалист общественного здравоохранения, эксперт ВОЗ Любовь Ерофеева.«Россия — светское государство, мы не должны ограничивать права человека, запрещая делать аборт. Необходима образовательная программа для молодежи, стыдно не знать о контрацепции грамотному человеку. Молодежи до 18 лет должны предоставлять средства контрацепции бесплатно, как в Европе. Должна быть программа репродуктивного здоровья, доброжелательно настроенная к молодежи», — заявила Ерофеева.

В противном же случае русские женщины могут поехать в Германию, Белоруссию или Украину делать аборт, чему будут рады зарубежные врачи, предупреждает она.

Блогерка и феминистка Татьяна Никонова заявила на пресс конференции, что большинство абортов в России желают женщины, у которых уже есть дети. Эти женщины хотят обеспечить благополучие своим имеющимся детям.

Читайте также:  Переедание на эмоциональной почве

«Ограничивать доступ к абортам — бесчеловечно и жестоко по отношению к уже живущим детям», — подчеркнула она. Запрет же абортов приведет только к появлению их подпольной формы и росту женской смертности.

Завершая пресс-конференцию, Пушкина напомнила, что для сокращения числа абортов и роста рождаемости надо просто создавать для этого условия.

«Мы хотим детей и мы рожаем их с удовольствием. Но рожаем в обществе, в которое мы верим. Оставьте женщин в покое — мы вам родим больше тогда», — сказала депутат и заверила, что эта инициатива по запрету абортов в частных клиниках и выводу их из системы ОМС не пройдет, пока она в Госдуме.

Минздрав ответил на обвинения в планах ограничить права женщин на аборты :: Общество :: РБК

В ответ на обвинения в исключении ряда патологий плода из числа оснований для прерывания беременности Минздрав сообщил, что «все указанные внутриутробные пороки развития плода предусмотрены в разделе XV». «Код О35 включает все эти нарушения.

И что особенно важно: вопрос о сохранении или прерывании беременности решается индивидуально консилиумом врачей с участием врача-акушера-гинеколога, врача-неонатолога (после 22 недель беременности), врача-генетика (при установленных и предполагаемых аномалиях и повреждениях плода) и врача ультразвуковой диагностики (при установленных и предполагаемых аномалиях и повреждениях плода)», — сказали в Минздраве.

Код О35 в приказе ведомства предполагает «медицинскую помощь матери при установленных ‎или предполагаемых аномалиях ‎и повреждениях плода с неблагоприятным прогнозом для жизни и здоровья ребенка ‎после рождения».

Новый проект приказа Минздрава был подготовлен на основании предложений всех главных внештатных специалистов всех профилей с учетом развития медицинской науки и «изменения в подходе к лечению различной патологии при беременности», отметили в ведомстве. В то же время в нем добавили, что документ будет скорректирован. «Проект приказа размещен для публичного обсуждения. По нему поступил ряд замечаний, которые будут устранены при доработке», — отметили там.

Проект Минздрава вызвал широкий общественный резонанс.

Замглавы думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что документ предусматривает не просто сокращение списка медицинских показаний для проведения аборта, а ограничивает права женщин на прерывание беременности перечнем патологий и болезней. По ее словам, подобная политика способна привести к катастрофе, схожей с той, когда аборты были запрещены в СССР и многие женщины остались бесплодными после «кустарных абортов».

Против проекта приказа Минздрава выступила и блогер Татьяна Никонова. «Теперь еще больше женщин, у которых заболевания развились во время (из-за) беременности, или которые не успели прервать беременность до 12 недель, или чье состояние «недостаточно тяжелое», вынуждены будут рисковать своим здоровьем», — написала она в Instagram.

Никонова обратила внимание, что Минздрав предлагает исключить из списка медицинских показаний для прерывания беременности такие патологии плода, как «пороки развития нервной системы (анэнцефалия, микроцефалия, гидроцефалия, аномалии спинного мозга), глаз, уха, лица и шеи, органов дыхания, губы и неба, органов пищеварения, половых органов, мочевой системы, кроме случая единственной почки, костно-мышечной системы, кроме случая отсутствия костей и некоторых тяжелых, другие врожденные аномалии, например кожи, а также синдромы Дауна, Эдвардса и Патау, Тернера и другие».

Flashback. Как Россия боролась с абортами

Контекст

Насилие стало единственным показанием для бесплатного аборта в РФМедведев подписал закон об ужесточении требований к рекламе абортовУголовную ответственность могут ввести за аборты на поздних сроках

Год назад Минздравсоцразвития РФ сократило до минимума перечень социальных показаний для бесплатного прерывания нежелательной беременности. Сделать аборт за счет государства с тех пор могут лишь изнасилованные.

Тем самым были отменены такие показания как наличие у женщины решения суда о лишении или об ограничении родительских прав, пребывание женщины в местах лишения свободы, наличие инвалидности I-II группы у мужа или смерть мужа во время беременности.

Свое решение Минздравсоцразвития обосновало тем, аборты после 12 недель зачастую сопровождаются значительным числом осложнений. В связи с этим, специалисты министерства убеждены, что прерывать беременность в поздние сроки следует только в самых исключительных случаях.

Наказать врачей

Высказывались версии, что этот документ должен был подготовить почку для принятия законопроекта депутатов комитета Госдумы по охране здоровья, которые предлагали ввести уголовную ответственность для врачей, проводящих аборты на поздних сроках беременности.

Еще 19 апреля 2011 года член комитета Госдумы по охране здоровья Татьяна Яковлева отмечала: поскольку врачи знают о возможных последствиях абортов, именно они и должны предупредить об оных женщину.

Однако, по ее мнению, чаще происходит наоборот: «Открываются клиники, по сути представляющие собой абортарии. Там, кроме абортов, не оказывается никакой медпомощи.

Главная цель — извлечение прибыли, а на медицинские противопоказания, на сохранение детородных функций женщин там никто не обращает внимание», — считает депутат.

Видимо, депутат намекала на необходимость пригрозить таким врачам жестким наказанием. Что и было прописано в следующем законопроекте об абортах.

Версия об взаимообусловленности этих законопроектов, казалось бы, получила подтверждение 11 июля прошлого года, когда депутаты во главе с председателем комитета по вопросам семьи, женщин и детей Еленой Мизулиной внесли в Госдуму в среду поправки в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях.

Авторы документа отмечают, что в действующем законодательстве нет никакой ответственности за то, что аборт без медицинских показаний проводится в сроки беременности, когда эта операция уже не допускается.

Поэтому авторы сразу предлагают сажать убийц неродившихся детей в тюрьму. Законопроект вводит максимальное наказание за незаконное проведение абортов – до  пяти лет лишения свободы. Такое наказание может получить человек, не имеющий высшего медицинского образования соответствующего профиля, если он провел аборт, результатом которого стала смерть женщины.

  • Кроме того, предлагается наказывать должностных лиц медицинской организации штрафом до десяти тысяч рублей за нарушение права врача на отказ от проведения искусственного прерывания беременности.
  • Врачи-отказники
  • Фактически этот законопроект стал попыткой нормативно закрепить практику, уже замеченную в российских регионах: когда врачи без веских оснований отказываются делать аборт.
  • Так, например, известно, что 1 июня 2012 года врачи на Камчатке отказались делать плановые операции по прерыванию беременности в Международный день защиты детей: «Камчатские учреждения родовспоможения поддержали соответствующую инициативу краевого отделения межрегионального общественного движения в защиту прав родителей и детей «Родительское собрание» и Министерства здравоохранения Камчатского края», — сообщает пресс-служба Камчатского края.

Всего же около пятидесяти регионов России планировали в этот день принять участие в ежегодной акции против абортов. В 2012 году их всех объединили требования запрета рекламы услуг по проведению абортов, закрытие частных абортариев, усиление пропаганды против абортов и прекращение их государственного финансирования.

  1. Непосредственно с предложением о суточном запрете на совершение абортов в этот день выступил ректор Российского православного университета игумен Петр (Еремеев).
  2. Ровно через месяц после успешной акции – 1 июля – глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин сравнил проведение абортов с Холокостом и выразил надежду на то, что аборты в России станут неприемлемыми с нравственной точки зрения.
  3. Церковная помощь

Впрочем, Русская православная церковь как институт предпочитает более демократичные методы борьбы с абортами. 9 июля патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что РПЦ создаст собственную систему социальной помощи женщинам, отказавшимся от аборта, которая будет действовать параллельно с госпрограммами по поддержке семьи.

«Принимая на себя эти функции, Церковь осуществляет не только внутрицерковное доброе дело, но она осуществляет и важную государственную миссию, и мы выражаем надежду, что эта социальная работа будет поддержана государством и обществом», — подчеркнул патриарх Кирилл.

Интересно, что пятью месяцами ранее схожую идею обсуждали Владимир Путин, занимавший на тот момент пост премьер-министра, с губернатором Кировской области Никитой Белых.

15 февраля Белых обратил внимание на позитивную практику, существующую в ряде регионов, где открыты психологические центры поддержки беременных женщин. Путин призвал региональные власти уделять больше внимания матерям-одиночкам и оказывать им поддержку.

«Нужно расширять эту практику по всей стране, это очевидный факт, надо бороться с прерыванием беременности, у нас эта проблема очень остро стоит, и в программах модернизации здравоохранения везде предусмотрено создание таких психологических пунктов работы с женщинами», — прокомментировал Путин предложение Белых.

Сотрудничество государства и церкви в области профилактики абортов путем убеждения беременных получило свое яркое воплощение в августе 2012 года на Дальнем Востоке. Хабаровская епархия и Дальневосточный государственный медицинский университет подписали соглашение об открытии кабинета предабортного консультирования. Там решившимся на аборт женщинам дадут послушать стук сердца зародыша.

  • Специалисты утверждают, что доабортное консультирование с участием социальных работников, психологов и священников позволяет женщине, которую бросил отец ребенка и отказали в поддержке родители, почувствовать одобрение, уверенность и стабильность.
  • Аборт-цензура
  • Законы и практики последнего года продемонстрировали государственную линию на моральную поддержку матерей при максимальном ограничении открытой информации об абортах.

Эта стратегия, вероятно, была призвана заменить запрет на искусственное прерывание беременности. В таком контексте приведенное выше заявление Яковлевой о том, что врачей следует заставить предупреждать женщин о последствиях аборта, приобретает несколько иное значение.

Подтверждением такой трактовки событий может служить довольно торопливая попытка депутатов законодательно ужесточить недавно внесенные поправки в закон «О рекламе».

14 июля 2011 года занимавший тогда пост президента РФ Дмитрий Медведев подписал закон, который установил, что реклама абортов должна сопровождаться предупреждением о возможности бесплодия и иных вредных последствий для здоровья женщины. Такому предупреждению должно быть отведено не менее 10% рекламной площади.

А уже 4 мая прошлого года депутаты ЛДПР внесли в Госдуму законопроект, который предполагает полный запрет на рекламу абортов.

«Она не только противоречит той трагической демографической ситуации, в которой сейчас находится Россия, но и набивает карманы дельцов от медицины.

Государство должно стремиться к уменьшению числа абортов, и законопроект предлагает сделать первый шаг к этому — запретить рекламу искусственного прерывания беременности», — отмечают либерал-демократы.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в странах, где женское население имеет доступ к безопасным методам прерывания беременности, вероятность смерти вследствие легального аборта, не превышает 1 на 100 тысяч вмешательств (0,00001%).

В странах, не обеспечивающих доступ женщин к безопасным абортам, вероятность смерти от осложнений на ранних сроках составляет 0,09-0,35%. Т.е. встречается в 100-350 раз чаще, сообщает eMedicine и бюллетень ВОЗ Женева.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector