Дышите глубже, вы взволнованы!

Дышите глубже, вы взволнованы!

Регулярная практика дыхательной гимнастики 2-3-4 помогает:

  • повысить уровень осознанности;
  • заснуть намного быстрее;
  • снизить уровень беспокойства и тревоги.

Как работает дыхательная техника 2-3-4

Данное упражнение приводит тело в состояние глубокого расслабления, помогает вернуть тело в равновесие и отрегулировать реакцию «замри — дерись или беги». Специальная задержка дыхания, позволяют организму пополнять запасы кислорода. Особенно, 2-3-4 будет полезна при бессоннице, вызванной кружением мыслей о прошлом или беспокойством о будущем.

Техника 2-3-4 позволяет сосредоточиться на регулировании дыхания, а не на тревожных воспоминаниях или ожиданиях. В качестве основы используется пранаяма (управление жизненной энергией, с помощью дыхательных упражнений в йоге) и работы доктора Эндрю Вайла (Dr. Andrew Weil)

  • Доктор Вайль описал эту практику, как «естественный транквилизатор для нервной системы»
  • Общую концепцию дыхания 2-3-4 можно сравнить с медитацией осознанности, которая поощряет сосредоточение на дыхании и концентрацию внимания на настоящем.
  • Каждый, кто испытывает беспокойство и проблемы со сном с помощью 2-3-4, смогут избежать карусели навязчивых мыслей и перейти в более расслабленное состояние.

Со временем и при повторной практике, упражнение становится все более и более мощным. Поначалу его воздействие не выглядит столь очевидным. Дыхание 2-3-4 принесет больше результатов, если вы будете выполнять его дважды в день, чем если вы будете выполнять его, только один раз.

Как выполнять

Найдите удобное место, примите комфортное положение, сидя или лежа, как вам будет удобно. Проверьте, что вы сохраняете правильную осанку, в дальнейшем, это будет происходить автоматически. Если вы используете 2-3-4, чтобы заснуть, лучше конечно, сразу лечь.

Все последующие шаги выполняться в режиме одного дыхательного цикла:

  1. Во-первых, откройте рот и сделайте выдох.
  2. Затем, сомкните губы и спокойно вдыхайте через нос, считая про себя до двух.
  3. Затем на три секунды задержите дыхание.
  4. Сделайте выдох ртом, в течение четырех секунд.
  5. Новый вдох обозначает новый цикл дыхания. Начните с четырех повторений(циклов)

Задержка дыхания и выдох, в два раз больший, чем вдох – важные части этой практики. Подберите комфортное для себя время вдоха, в дальнейшем, просто следуйте формуле. Например: 4 – 6 -8 или 5 -7 – 10, как вам будет комфортно. Я, в общем, выполняю эту технику во время прогулок. 2 шага вдох – 3 задержка и 4 шага выдох.

Важно! Увеличивайте количество циклов постепенно. День за днем, а еще лучше, неделю за неделей. Практикуйте в обстановке, где вы можете чувствовать себя расслабленно.

Если вы никак не можете выспаться, дыхание 2-3-4 поможет вам получить отдых, которого вам так не хватало. Однако, если техника сама по себе не срабатывает, усильте ее с помощью:

  • маски для сна;
  • машины белого шума;
  • бирушей;
  • релаксационной музыки;
  • аромо-лампы (например, с маслом лаванды);
  • практики цигун или йоги перед сном.

Расстройства сна, тревожные состояния, наличие блоков диафрагмальной области требуют индивидуального подхода, в каждом конкретном случае. Практика 2-3-4 может стать первой или дополнительной ступенькой на вашем пути к осознанности, спокойствию и здоровью!

Если у вас остались вопросы или сомнения, обязательно оставляйте комментарии и

Берегите себя и будьте здоровы!

 

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://freud.online/

Владимир Кудинов: Дышите, вы взволнованы…

Коллеги, все вы знаете и любите — независимо от вашего отношения к Путину — книги Ильфа и Петрова. Согласимся?

Дышите глубже, вы взволнованы!

Все вы помните образ милого слесаря-интеллигента Виктора Михайловича Полесова, «ввиду отсутствия плашек семь восьмых дюйма…» Когда я читаю опусы некотрых (коих, впрочем, на сайте большинство) наших коллег Всёпропало, то призрак Виктора Михайловича маячит за их спинами.

Но я не о том.

У Полесова в романе есть антогонист, которого никто не вспоминает и который ни в одной экранизации не показан, это инженер Треухов, строитель и главный инженер трамвая в Старгороде.

Коллеги, советую перечитать роман, там много аналогий с днем нынешним. Настоятельно советую апологетам социализма, познаете много вам неведомого.

А, чтобы вас заинтересовать, вот небольшой отрывок. Наслаждайтесь.

Илья Ильф и Евгений Петров «12 стульев»

Когда все уже кончилось и Гаврилин в своем лиловеньком «фиате» поджидал отдававшего последние распоряжения Треухова, чтобы ехать с ним в клуб, – к воротам депо подкатил фордовский полугрузовичок с кинохроникерами.

Первым из машины ловко выпрыгнул мужчина в двенадцатиугольных роговых очках и элегантном кожаном армяке без рукавов. Острая длинная борода росла у мужчины прямо из адамова яблока. Второй мужчина тащил киноаппарат, путаясь в длинном шарфе того стиля, который Остап Бендер обычно называл «шик-модерн». Затем из грузовичка поползли ассистенты, «юпитеры» и девушки.

Вся шайка с криками ринулась в депо.

– Внимание! – крикнул бородатый армяковладелец. – Коля! Ставь «юпитера»! ..

Треухов заалелся и двинулся к ночным посетителям.

– Это вы кино? – спросил он. – Что ж вы днем не приехали?

– А… На когда назначено открытие трамвая?

– Он уже открыт.

– Да, да, мы несколько задержались. Хорошая натура подвернулась. Масса работы. Закат солнца… Впрочем, мы и так справимся. Коля! Давай свет! Вертящееся колесо! Крупно! Двигающиеся ноги толпы – крупно.

Люда! Милочка! Пройдитесь! Коля, начали! Начали! Пошли! Идете, идете, идете… Довольно. Спасибо. Теперь будем снимать строителя. Товарищ Треухов? Будьте добры, товарищ Треухов. Нет, не так.

В три четверти… Вот так, пооригинальней, на фоне трамвая… Коля! Начали! Говорите что-нибудь!..

– Ну, мне право, так неудобно!..

– Великолепно!.. Хорошо!.. Еще говорите!.. Теперь вы говорите с первой пассажиркой трамвая… Люда! Войдите в рамку. Так… Дышите глубже – вы взволнованы. Коля! Ноги крупно!.. Начали!.. Так, так… Большое спасибо… Стоп!

С давно дрожавшего «фиата» тяжело слез Гаврилин и пришел звать отставшего друга. Режиссер с волосатым адамовым яблоком оживился.

– Коля! Сюда! Прекрасный типаж. Рабочий. Пассажир трамвая. Дышите глубже. Вы взволнованы. Вы никогда прежде не ездили в трамвае. Начали! Дышите!

Гаврилин с ненавистью засопел.

– Прекрасно!.. Милочка! Иди сюда! Привет от комсомола!.. Дышите глубже. Вы взволнованы… Так… Прекрасно. Коля, кончили.

– А трамвай снимать не будете? – спросил Треухов застенчиво.

– Видите ли, – промычал кожаный режиссер, – условия освещения не позволяют. Придется доснять в Москве. Пока.

  • Шайка молниеносно исчезла.
  • – Ну, поедем, дружок, отдыхать, – сказал Гаврилин, – ты что, закурил?
  • – Закурил, – сознался Треухов, – не выдержал.

На семейном вечере голодный, накурившийся Треухов выпил три рюмки водки и совершенно опьянел. Он целовался со всеми, и все его целовали. Он хотел сказать что-то доброе своей жене, но только рассмеялся. Потом долго тряс руку Гаврилина и говорил:

– Ты чудак! Тебе надо научиться проектировать железнодорожные мосты! Это замечательная наука. И главное – абсолютно простая. Мост через Гудзон…

Через полчаса его развезло окончательно, и он произнес филиппику, направленную против буржуазной прессы.

– Эти акробаты фарса, гиены пера! Эти виртуозы ротационных машин, – кричал он.

Домой его отвезла жена на извозчике.

– Хочу ехать на трамвае, – говорил он жене, – ну, как ты этого не понимаешь? Раз есть трамвай, значит, на нем нужно ездить!.. Почему?.. Во-первых, это выгодно…

Глава xiii. дышите глубже: вы взволнованы! (3)

 На площадке последнего вагона стоял неизвестно какпопавший в число почетных гостей Виктор Михайлович. Онпринюхивался к мотору. К крайнему удивлению Полесова, моторвыглядел отлично и, как видно, работал исправно. Стекла недребезжали.

Осмотрев их подробно, Виктор Михайлович убедился,что они все-таки на резине. Он уже сделал несколько замечанийвагоновожатому и считался среди публики знатоком трамвайногодела на Западе.

— Воздушный тормоз работает неважно,-заявил Полесов, с

торжеством поглядывая па пассажиров,не всасывает. — Тебя не спросили,— ответил вагоновожатый,авосьзасосет. Проделав праздничный тур по городу, вагоны вернулись вдепо, где их поджидала толпа. Треухов а качали уже при полномблеске электрических ламп. Качнули и Гаврилина, но так как он

весил пудов шесть и высоко не летал, его скоро отпустили.

Качали т. Мосина, техников и рабочих. Второй раз в этот денькачали Виктора Михайловича. Теперь он уже не дергал ногами, астрого и серьезно глядя в звездное небо, взлетал и парил вночной темноте.

Спланировав в последний раз, Полесов заметил,что его держит за ногу и смеется гадким смехом не кто иной, какбывший предводитель Ипполит Матвеевич Воробьянинов. Полесоввежливо высвободился, отошел немного в сторону, но из видупредводителя уже не выпускал.

Заметив, что Ипполит Матвеевичвместе с молодым незнакомцем, явно бывшим офицером, уходят,Виктор Михайлович осторожно последовал за ними, Когда все уже кончилось и Гаврилин в своем лиловеньком»фиате» поджидал отдававшего последние распоряжения Треухова,чтобы ехать с ним в клуб, к воротам депо подкатил фордовскийполугрузовичок с кинохроникерами. Первым из машины ловко выпрыгнул мужчина вдвенадцатиугольных роговых очках и элегантном кожаном армякебез рукавов. Острая длинная борода росла у мужчины прямо изадамова яблока. Второй мужчина тащил киноаппарат, путаясь вдлинном шарфе того стиля, который Остап Бендер обычно называл»шик-модерн». Затем из грузовичка поползли ассистенты, юпитераи девушки. Вся группа с криками ринулась в депо. — Внимание!-крикнул бородатый армяковладелец.-Коля! Ставьюпитера! Треухов заалелся и двинулся к ночным посетителям. — Это вы кино? — спросил он.— Что ж вы днем неприехали? — А когда назначено открытие трамвая? — Он уже открыт. — Да, да, мы несколько задержались. Хорошая натураподвернулась. Масса работы. Закат солнца! Впрочем, мы и таксправимся. Коля! Давай свет! Вертящееся колесо! Крупно!

Читайте также:  Царство грибов. союзники или враги?

Двигающиеся ноги толпы — крупно. Люда! Милочка! Пройдитесь!

Коля, начали! Начали. Пошли! Идите, идите, идите… Довольно.Спасибо. Теперь будем снимать строителя. Товарищ Треухов?Будьте добры, товарищ Треухов. Нет, не так. В три четверти…Вот так, пооригинальней, на фоне трамвая… Коля! Начали!Говорите что-нибудь!.. — Ну, мне, право, так неудобно!.. — Великолепно!.. Хорошо!.. Еще говорите!..

Теперь выговорите с первой пассажиркой трамвая… Люда! Войдите в рамку.Так. Дышите глубже: вы взволнованы!.. Коля! Ноги крупно!..Начали!.. Так, так… Большое спасибо… Стоп!.. С давно дрожавшего «фиата» тяжело слез Гаврилин и пришелзвать отставшего друга. Режиссер с волосатым адамовым яблокоможивился. — Коля! Сюда! Прекрасный типаж.

Рабочий! Пассажиртрамвая! Дышите глубже. Вы взволнованы. Вы никогда прежде неездили в трамвае. Начали! Дышите! Гаврилин с ненавистью засопел. — Прекрасно!.. Милочка!.. Иди сюда! Привет откомсомола!.. Дышите глубже. Вы взволнованы… Так… Прекрасно.Коля, кончили. — А трамвай снимать не будете?-спросил Треуховзастенчиво.

— Видите ли,— промычал кожаный режиссер,условияосвещения не позволяют. Придется доснять в Москве. Целую! Кинохроника молниеносно исчезла. — Ну, поедем, дружок, отдыхать,-сказал Гаврилин.-Ты что,закурил? — Закурил,— сознался Треухов,— не выдержал. На семейномвечере голодный накурившийся Треухов выпил три рюмки водки исовершенно опьянел.

Он целовался со всеми, и все его целовали.Он хотел сказать что-то доброе своей жене, но толькорассмеялся. Потом долго тряс руку Гаврилина и говорил: — Ты чудак! Тебе надо научиться проектироватьжелезнодорожные мосты! Это замечательная наука. Иглавное-абсолютно простая. Мост через Гудзон…

Через полчаса его развезло окончательно, и он произнес

филиппику, направленную против буржуазной прессы:

— Эти акробаты фарса, эти гиены пера! Эти виртуозыротационных машин! -кричал он. Домой его отвезла жена наизвозчике. — Хочу ехать на трамвае,— говорил он жене,— ну, как тыэтого не понимаешь? Раз есть трамвай, значит, на нем нужноехать!.. Почему? Во-первых, это выгодно… Полесов шел следом за концессионерами, долго крепился и,выждав, когда вокруг никого не было, подошел к Воробьянинову. — Добрый вечер, господин Ипполит Матвеевич. — сказал онпочтительно. Воробьянинову сделалось не по себе. — Не имею чести,-пробормотал он. Остап выдвинул правоеплечо и подошел к слесарю-интеллигенту. — Ну-ну,— сказал он,— что вы хотите сказать моемудругу? — Вам не надо беспокоиться,-зашептал Полесов, оглядываясьпо сторонам.-Я от Елены Станиславовны… — Как? Она здесь? — Здесь. И очень хочет вас видеть. — Зачем?-спросил Остап.-А вы кто такой? — Я… Вы, Ипполит Матвеевич, не думайте ничего такого.Вы меня не знаете, но я вас очень хорошо помню. — Я бы хотел зайти к Елене Станиславовне,-нерешительносказал Воробьянинов. — Она чрезвычайно просила вас прийти. — Да, но откуда она узнала?.. — Я вас встретил в коридоре комхоза и долго думал:

знакомое лицо. Потом вспомнил. Вы, Ипполит Матвеевич, ни о чем

не волнуйтесь! Все будет совершенно тайно. — Знакомая женщина?-спросил Остап деловито. — М-да, старая знакомая…

— Тогда, может быть, зайдем поужинаем у старой знакомой?Я, например, безумно хочу жрать, а все закрыто. — Пожалуй. — Тогда идем. Ведите нас, таинственный незнакомец.

И Виктор Михайлович проходными дворами, поминутно

оглядываясь, повел компаньонов к дому гадалки, в Перелешинский

переулок.

Читать

Илья Ильф, Евгений Петров

Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. Двенадцать стульев

  • © ИД «Флюид ФриФлай», 2019
  • © Иллюстрации, оформление К. Прокофьев, 2019
  • * * *

Вместо предисловия

Как случилось, что мы с Ильфом стали писать вдвоем? Назвать это случайностью было бы слишком просто. Ильфа нет, и я никогда не узнаю, что думал он, когда мы начинали работать вместе.

Я же испытывал по отношению к нему чувство огромного уважения, а иногда даже восхищения. Я был моложе его на пять лет, и, хотя он был очень застенчив, писал мало и никогда не показывал написанного, я готов был признать его своим мэтром.

Его литературный вкус казался мне в то время безукоризненным, а смелость его мнений приводила меня в восторг. Но у нас был еще один мэтр, так сказать, профессиональный мэтр. Это был мой брат, Валентин Катаев.

Он в то время тоже работал в «Гудке» в качестве фельетониста и подписывался псевдонимом Старик Собакин[1]. И в этом качестве он часто появлялся в комнате четвертой полосы.

Однажды он вошел туда со словами:

– Я хочу стать советским Дюма-отцом.

Это высокомерное заявление не вызвало в отделе особенного энтузиазма. И не с такими заявлениями входили люди в комнату четвертой полосы.

– Почему же это, Валюн, вы вдруг захотели стать Дюма-пером? – спросил Ильф.

– Потому, Илюша, что уже давно пора открыть мастерскую советского романа, – ответил Старик Собакин. – Я буду Дюма-отцом, а вы будете моими неграми. Я вам буду давать темы, вы будете писать романы, а я их потом буду править. Пройдусь раза два по вашим рукописям рукой мастера – и готово. Как Дюма-перо. Ну? Кто желает? Только помните, я собираюсь держать вас в черном теле.

Мы еще немного пошутили на тему о том, как Старик Собакин будет Дюма-отцом, а мы его неграми. Потом заговорили серьезно.

– Есть отличная тема, – сказал Катаев, – стулья. Представьте себе, в одном из стульев запрятаны деньги. Их надо найти. Чем не авантюрный роман? Есть еще темки… А? Соглашайтесь. Серьезно. Один роман пусть пишет Иля, а другой Женя.

Он быстро написал стихотворный фельетон о козлике, которого вез начальник пути какой-то дороги в купе второго класса, подписался «Старик Собакин» и куда-то убежал. А мы с Ильфом вышли из комнаты и стали прогуливаться по длиннейшему коридору Дворца Труда.

– Ну что, будем писать? – спросил я.

– Что ж, можно попробовать, – ответил Ильф.

– Давайте так, – сказал я, – начнем сразу. Вы один роман, а я другой. А сначала сделаем планы для обоих романов.

  1. Ильф подумал.
  2. – А может быть, будем писать вместе?
  3. – Как это?

– Ну, просто вместе будем писать один роман. Мне понравилось про эти стулья. Молодец Собакин.

– Как же вместе? По главам, что ли?

– Да нет, – сказал Ильф, – попробуем писать вместе, одновременно, каждую строчку вместе. Понимаете? Один будет писать, другой в это время будет сидеть рядом. В общем, сочинять вместе.

В этот день мы пообедали в столовой Дворца Труда и вернулись в редакцию, чтобы сочинять план романа. Вскоре мы остались одни в громадном пустом здании. Мы и ночные сторожа. Под потолком горела слабая лампочка. Розовая настольная бумага, покрывавшая соединенные столы, была заляпана кляксами и сплошь изрисована отчаянными остряками четвертой полосы. На стене висели грозные «Сопли и вопли».

Сколько должно быть стульев? Очевидно, полный комплект – двенадцать штук. Название нам понравилось. «Двенадцать стульев». Мы стали импровизировать.

Мы быстро сошлись на том, что сюжет со стульями не должен быть основой романа, а только причиной, поводом к тому, чтобы показать жизнь. Мы составили черновой план романа в один вечер и на другой день показали его Катаеву.

Дюма-отец план одобрил, сказал, что уезжает на юг, и потребовал, чтобы к его возвращению, через месяц, была бы готова первая часть.

  • – А уже тогда я пройдусь рукой мастера, – пообещал он.
  • Мы заныли.
  • – Валюн, пройдитесь рукой мастера сейчас, – сказал Ильф, – вот по этому плану.
  • – Нечего, нечего, вы негры и должны трудиться.

И он уехал. А мы остались. Это было в августе или сентябре 1927 года.

И начались наши вечера в опустевшей редакции. Сейчас я совершенно не могу вспомнить, кто произнес какую фразу, кто и как исправил ее. Собственно, не было ни одной фразы, которая так или иначе не обсуждалась и не изменялась, не было ни одной мысли или идеи, которая тотчас же не подхватывалась. Но первую фразу романа произнес Ильф. Это я помню хорошо.

После короткого спора было решено, что писать буду я. Ильф убедил меня, что мой почерк лучше.

Я сел за стол. Как же мы начнем? Содержание главы было известно. Была известна фамилия героя – Воробьянинов. Ему уже было решено придать черты моего двоюродного дяди – председателя уездной земской управы.

Уже была придумана фамилия для тещи – мадам Петухова – и название похоронного бюро – «Милости просим». Не было только первой фразы. Прошел час. Фраза не рождалась. То есть фраз было много, но они не нравились ни Ильфу, ни мне. Затянувшаяся пауза тяготила нас.

Вдруг я увидел, что лицо Ильфа сделалось еще более твердым, чем всегда, он остановился (перед этим он ходил по комнате) и сказал:

– Давайте начнем просто и старомодно: «В уездном городе N». В конце концов не важно, как начать, лишь бы начать.

Так мы и начали.

И в этот первый день мы испытали ощущение, которое не покидало нас потом никогда. Ощущение трудности. Нам было очень трудно писать. Мы работали в газете и в юмористических журналах очень добросовестно. Мы знали с детства, что такое труд. Но никогда не представляли себе, как трудно писать роман.

Читайте также:  Бутерброд с йодом, или вся правда о йодированной соли

Если бы я не боялся показаться банальным, я сказал бы, что мы писали кровью. Мы уходили из Дворца Труда в два или три часа ночи, ошеломленные, почти задохшиеся от папиросного дыма.

Мы возвращались домой по мокрым и пустым московским переулкам, освещенным зеленоватыми газовыми фонарями, не в состоянии произнести ни слова.

Иногда нас охватывало отчаяние.

– Неужели наступит такой момент, когда рукопись будет наконец написана и мы будем везти ее в санках. Будет идти снег. Какое, наверно, замечательное ощущение – работа окончена, больше ничего не надо делать.

Все-таки мы окончили первую часть вовремя. Семь печатных листов были написаны в месяц. Это еще не был роман, но перед нами уже лежала рукопись, довольно толстенькая пачка больших, густо исписанных листов. У нас еще никогда не было такой толстенькой пачки.

Мы с удовольствием перебирали ее, нумеровали и без конца высчитывали количество печатных знаков в строке, множили эти знаки на количество строк в странице, потом множили на число страниц. Да. Мы не ошиблись. В первой части было семь листов.

И каждый лист содержал в себе сорок тысяч чудных маленьких знаков, включая запятые и двоеточия.

Мы торжественно понесли рукопись Дюма-отцу, который к тому времени уже вернулся. Мы никак не могли себе представить – хорошо мы написали или плохо. Если бы Дюма-отец, он же Старик Собакин, он же Валентин Катаев, сказал нам, что мы принесли галиматью, мы нисколько не удивились бы. Мы готовились к самому худшему. Но он прочел рукопись, все семь листов прочел при нас и очень серьезно сказал:

– Вы знаете, мне понравилось то, что вы написали. По-моему, вы совершенно сложившиеся писатели.

– А как же рука мастера? – спросил Ильф.

"Дышите глубже, вы взволнованы". Здоровый образ жизни

«…Какая красота должна быть у женщины?Ну, там… всего не упомнишь,… нежно играющий румянец, тонкий стан,маленькая ножка, покатые плечи, так все это верно!Но главное, знаешь ли что? Легкое дыхание!»

И. Бунин

Без дыхания нет жизни, дышать — значит жить. Известно, что можно прожить некоторое время без еды, труднее — без воды, но всего лишь несколько минут — без воздуха.

И важно, что с дыханием связана не только сама жизнь, но и ее продолжительность, и здоровье, и даже красота.

Согласитесь, что сопение, пыхтение, одышка, ночной храп вряд ли украшают кого-либо, да и связаны, как правило, с различными заболеваниями (простудой, гайморитом, астмой, ожирением и пр.).

Хорошо, когда у нас дыхание бесшумное, легкое, эстетичное. Ведь истинная красота — это всегда и целесообразность.

Как же нам следует дышать и что значит дышать «правильно»?

С детства нас учат: «Глубокий вдох и по-олный выдох!» Помните уроки физкультуры, производственную гимнастику?

Но всегда ли надо дышать глубоко? А может быть, лучше — поверхностно? Дышать «грудью» (кстати, многие находят это очень женственным!) или «животом» (что считается «мужским» дыханием)? Наконец: дышать ртом или носом? Ну, уж тут-то мы все хором заявим, что дышать ртом вредно. Ведь мы отлично знаем, что многие заразные заболевания своим распространением обязаны именно этой дурной привычке, так же как и простуды, и любые катаральные состояния.

  • Дети, которым позволяют дышать ртом, вырастают слабыми и подверженными хроническим заболеваниям.
  • Дыхание носом — основной принцип любой дыхательной системы.
  • А вот что для нас предпочтительнее: поверхностное или глубокое дыхание?
  • Здесь мнения разделяются.
  • Многие предпочитают первое и ссылаются, в частности, на метод волевой ликвидации глубокого дыхания (ВЛГД) Бутейко.

Известно, что с помощью дыхания можно вызвать изменения в крови концентрации углекислого газа (CO2) и кислорода (O2), а это является регулятором целого ряда физиологических функций в нашем организме. В частности, мы можем добиться снижения или повышения тонуса сосудов головного мозга (без лекарств).

Во время глубокого дыхания CO2 чрезмерно выделяется из организма, и для того чтобы в клетках не нарушился баланс необходимых веществ, включаются рефлексы, понижающие концентрацию кислорода. В результате сужаются сосуды мозга, сердца, кишечника.

Вспомните визиты к врачу, когда «прослушивая» вас, врач говорит:

«Дышите глубже! Еще, еще!..» А у Вас уже кружится голова, не упасть бы!.. Бывало такое состояние?

Метод же ВЛГД способствует повышению концентрации в крови CO2 и более активному переходу O2 из крови в ткани. И это оказывается полезным при лечении целого ряда заболеваний.

Однако полезно ли нам постоянно поверхностно дышать, что называется, «на кончике носа»? Увы!

Во-первых, систематическое повышение концентрации углекислого газа приводит к так называемому «закислению» организма (в тканях он содержится в виде угольной кислоты) и развитию различной степени ацидозов — нарушения обмена веществ, связанные с избыточным содержанием кислот в крови и тканях организма. И следом обусловленные этим неприятности: головная боль, снижение работоспособности и пр.

  1. Во-вторых, при поверхностном дыхании мы не полностью задействуем органы дыхательной системы, а это, конечно, недопустимо (ведь известно: «что не двигается, то отмирает»).
  2. Вспомним, что в соответствии с задействованными в процессе дыхания органами различают три основных вида дыхания: «верхнее» (ключичное), «среднее» (диафрагмальное) и «нижнее» (брюшное).
  3. Оптимальным является сочетание всех трех видов дыхания.

Именно такое сочетание тренирует всю нашу дыхательную систему, приводя в движение все части дыхательного аппарата и осуществляя полную вентиляцию и очищение наших легких. А кроме того, при этом еще происходит и массаж органов брюшной полости, что, безусловно, очень ценно для работы нашей системы пищеварения.

  • Многие же известные дыхательные системы, в том числе и ВЛГД или, например, парадоксальная дыхательная гимнастика по Стрельниковой (короткие, резкие вдохи носом и свободные, без напряжения выдохи ртом в сочетании с комплексом специальных упражнений), полезно применять только как лечебное средство.
  • А теперь вспомним, что все хорошие стороны «верхнего» дыхания, «среднего» и «нижнего» соединяет в себе полное дыхание йогов.
  • Кратко техника полного дыхания заключается в следующем:

Стоя или сидя (голова, шея, позвоночник — на одной линии), делаем выдох до конца, затем усилием диафрагмы вниз максимально выдвигаем вперед живот, медленно вдыхая и заполняя некоторой порцией воздуха нижнюю часть легких.

Не отпуская живота, продолжая вдох, раздвигаем ребра и поднимаем вверх ключицу, наполняя воздухом легкие. Но чтобы воздух проник в каждую клеточку легких, задержим дыхание (в самом конце вдоха), максимально втягивая живот. Диафрагма при этом поднимается вверх.

Несколько секунд — и делаем медленный выдох.

Осваивать полное дыхание можно по элементам (поверьте, усилия стократ окупаются!).

Что же касается глубины дыхания, то все зависит от обстоятельств.

Согласитесь, что вряд ли кому-либо из нас захочется дышать глубоко в прокуренных или пыльных помещениях. Скорее всего, мы инстинктивно и совершенно правильно перейдем на самое поверхностное дыхание, на которое способны.

Но, конечно, оказавшись на природе, мы с громадным удовольствием глубоко вдохнем аромат цветов и трав или дыхание моря.

Кстати, полное дыхание вовсе не предполагает максимального наполнения воздухом легких при каждом вдохе. Можно вдыхать разные порции воздуха, но распределять их по всему объему легких.

Однако несколько раз в день в удобное для себя время и обязательно в проветренном помещении (а еще лучше на свежем воздухе) полезно сделать несколько глубоких полных вдохов. Особенно это эффективно для профилактики заболеваний, например, если есть риск простуды.

Давайте помнить, что дыхание не только является самым необходимым условием нашей жизни, но и может стать отличным средством оздоровления нашего организма.

А только ли кислород обогащает наш организм при дыхании?

Восточная медицина полагает, что, кроме кислорода, азота и других газов, воздух содержит некую жизненную энергию, называемую санскритским словом «прана».

Больше всего праны содержат места, расположенные вблизи быстро бегущей воды, меньше всего — густонаселенные пункты, где так называемая энергетика толпы уничтожает прану.

Как кислород необходим в процессе кровообращения, так и прана — для нормальной работы нервной системы.

Губительное действие энергетики толпы, наверное, знакомо каждому: в набитом до отказа транспорте, в очереди (даже на улице, казалось бы — на свежем воздухе!), в определенной компании, когда кажется, что еще пять минут и можно потерять сознание.

И дело здесь не только (или не столько) в духоте, недостатке кислорода или физическом напряжении. Отсутствует прана, необходимая для поддержания нормального функционирования нашей нервной системы.

Не правда ли, как меняется настроение и самочувствие, когда оказываешься наедине с природой, в лесу или в поле, у моря или в горах?

Помните у Марины Цветаевой: «…деревья, к вам иду спастись от рева рыночного! Вашими вымахами ввысь

Как сердце выдышано!»

P.S. Из советов валеолога

  • Побороть волнение в начале публичного выступления (или ответственного разговора) прекрасно помогает глубокий вдох с задержкой дыхания.
  • Этот же простой прием погасит и нежелательные эмоции в самый кульминационный момент горячего спора.
  • Восточная мудрость гласит: «Научитесь управлять своим дыханием. Когда дыхание под контролем, сердце пребывает в спокойствии».

Не упускайте ни малейшей возможности потренировать свой дыхательный аппарат (особенно, когда вы за городом, в лесу, у моря…).

И если Вы любите петь, делайте это чаще!

Читайте также:  А в России правильно лечат грипп?

Галина Лазарева Статья из сентябрьского номера журнала «Витамин счастья».

Цитаты Остапа Бендера

Главная

Полезная информация

Цитаты Остапа Бендера

25 монгольских тугриков

А доисторические животные в матрацах не водятся?

А как же по вашему ходит конь!!!!

А нам грубиянов не надо. Мы сами грубияны. Едем.

А что, разве я похож на человека, у которого могут быть родственники?

А шкафчик-то типа «Гей, славяне!» Тут много не возьмешь.

Автомобиль — не роскошь, а средство передвижения.

Ах Киса! Мы чужие на этом празднике жизни!

Ах, вы думали? Вы, значит, иногда думаете? Вы мыслитель. Как ваша фамилия, мыслитель? Спиноза? Жан-Жак Руссо? Марк Аврелий?

  • Ближе к телу, как говорил Ги-де Мопассан
  • В Васюках надо устроить международный шахматный турнир.
  • Вам памятник нужно нерукотворный воздвигнуть.
  • вас обманули, вам дали гораздо лучший мех, это шанхайский барс…

Вас обманули. Вам дали гораздо лучший мех. Это шанхайские барсы.

Ваше политическое кредо? — Всегда!

Верно, Шура?

Вино, женщины и карты нам обеспечены.

Вот тебе седина в бороду! Вот тебе бес в ребро!

Всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской

Вы в каком полку служили?

Вы меня озлобляете. Я человек, измученный Нарзаном.

  1. Вы мне в конце концов не мать, не сестра и не любовница.
  2. Вы поразительно догадливы, дорогой охотник за табуретками!
  3. Вы произошли не от обезьяны, как все остальные граждане, вы произошли от коровы.

Вы что-то  делали там на полу? Делили деньги?

  • Гигант мысли, отец русской демократии
  • Графиня изменившимся лицом бежит пруду.
  • Грузите апельсины бочками братья Карамазовы
  • Днем деньги-вечером стулья, вечером деньги-утром стулья…
  • Дышите глубже — вы взволнованы.
  • Заграница нам поможет.
  • Заседание продолжается, господа присяжные заседатели.
  • Знойная женщина — мечта поэта!
  • Знойная женщина, мечта поэта.
  • И тут, Степа, обладающий сверхъестественным чутьем, понял, что сейчас его будут бить, и может быть, даже ногами…
  • Из Васюков полетят сигналы на Марс, Юпитер и Нептун.

Какие деньги? Вы, кажется, спросили про какие-то деньги?

  1. Какие нынче погоды стоят
  2. Картина битвы мне ясна
  3. Киса, Вы прирожденный нищий
  4. Когда будут бить, тогда и будете плакать!
  5. Командовать парадом буду я
  6. Кому и кобыла невеста
  7. Контора пишет.

Кстати, о детстве. В детстве таких, как вы, я убивал на месте. Из рогатки.

Кто скажет, что это девочка, пусть первым бросит в меня камень!

Кто такой Студебеккер? Это ваш родственник Студебеккер? Папа ваш Студебеккер? Чего вы прилипли к человеку?

Кто, по-вашему, этот мощный старик? Не говорите, вы не можете этого знать. Это — гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная к императору.

  • Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!
  • Любителя бьют!
  • Мне только справку, вы же видите, что я даже калош не снял
  • Может быть, мы именно хотим эх-прокатиться?
  • Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?

Может тебе еще и ключ от квартиры, где деньги лежат?!

  1. Мой папа был турецкоподданный!
  2. Молодец Киса, моя школа
  3. Мы пойдем по дороге, залитой солнцем…
  4. Мы чужие на этом празднике жизни.
  5. Мысль, конечно, жиденькая. Да и исполнение будет убогим
  6. На блюдечке с голубой каёмочкой.
  7. Набил бы я тебе рыло, только Заратустра не позволяет.
  8. Нас никто не любит, если не считать Уголовного розыска, который тоже нас не любит.
  9. Нас топят — мы выплываем
  10. Не бейте себя ушами по щекам, не надо!
  11. Не будьте божьей коровой.
  12. Не делайте из еды культа.

Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придётся переквалифицироваться в управдомы!

Не нойте, старик. Вас ждут золотые челюсти, толстенькая вдовушка и целый бассейн кефира.

  • Не учите меня жить!
  • Нет, это не Рио-де-Жанейро, это гораздо хуже.
  • Нет, я не буду душить его подушкой или бить по голове воронным наганом…

Неужели не узнаете? А между тем многие находят, что я поразительно похож на своего отца.

Ну ты, жертва аборта!

Ну, пока! Пишите письма!..

Оригинальная конструкция, заря автомобилизма. Видите, Балаганов, что можно сделать из простой швейной машины Зингера? Небольшое приспособление — и получилась прелестная колхозная сноповязалка.

От мертвого осла уши получишь у Пушкина

Отдай колбасу, дурак! Я все прощу!

Пилите, Шура, пилите! Они золотые!

  1. Пишите: попал под лошадь.
  2. Поедем в номера!
  3. Почем опиум для народа?
  4. Прах покойного был вынесен на руках близкими и друзьями.

Предмет моей лекции — плодотворная дебютная идея. Что такое, товарищи, дебют и что такое, товарищи, идея? Дебют, товарищи, — это «Quasi una fantasia». А что такое, товарищи, значит идея? Идея, товарищи, — это человеческая мысль, облеченная в логическую шахматную форму.

  • Пятьсот рублей могут спасти гиганта мысли.
  • Радикально черный цвет
  • Россия вас не забудет!
  • С какой целью берется плата?
  • С таким счастьем — и на свободе!
  • С целью капитального ремонта провала……чтоб не слишком проваливался…
  • Сбылась мечта идиота.
  • Скоро только кошки родятся
  • Снимите очки, Киса… Сейчас нас будут бить…
  • Судьба играет человеком — а, человек играет на трубе!
  • Тайный союз меча и орала!
  • Только не надо стрелять в люстру, это лишнее.
  • У нас хотя и не Париж, но милости просим к нашему шалашу.
  • Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству!
  • Хамите, парниша.

Хватит психологических эксцессов! Довольно самобичеваний и самокопаний! В Рио-де-Жанейро!

хо-хо, мексиканский тушкан

Храм спаса на картошке.

Что вы на меня смотрите, как солдат на вошь? Что вас удивило?

что вы орете, как белый медведь в жаркую погоду?

Что, разве геноссе Полыхаев еще не приходил? Странно.

  1. Широкие массы миллиардеров знакомятся с бытом новой, советской деревни.
  2. Шумел камыш, деревья гнулись
  3. Шура, голубчик, восстановите статус-кво!

Это почему ж так много? Овес нынче дорог?

  • Я дам вам парабеллум.
  • Я не протягиваю лапу за кислым исполкомовским рублём.
  • Я сын лейтенанта Шмидта.

Я хочу отсюда уехать. У меня с советской властью возникли за последний год серьезнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу.

Я чту уголовный кодекс

Дышите глубже – вы взволнованы!

Сегодня  мы продолжим с Вами беседу  об управлении волнением при публичных выступлениях – перейдем к рассмотрению приемов, помогающих нам справиться с собой на сцене.

Еще раз напомню,  что одно только прочтение (и даже заучивание) этих приемов без постоянной отработки публичных выступлений на практике Вам не поможет – их  нужно тренировать, тренировать и тренировать в «боевой» обстановке, и тогда «будет Вам счастие»  …

Хочу сердечно поблагодарить всех, кто откликнулся на мое предложение и поделился собственным опытом работы с излишним волнением в публичных выступлениях.

Очень интересные вещи рассказываете! Всегда не устаю восхищаться творческим подходом своих слушателей к этому вопросу – и когда мы работаем с этой темой на тренингах, и когда просто разговариваем вживую или в письмах. Энергично приглашаю продолжать в том же духе!

  • Все многообразие приемов управления волнением можно объединить по механизму их действия в несколько больших групп. В первую очередь давайте рассмотрим
  • ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ. 
  • Это те, что помогают нам «утилизировать» бушующий в крови адреналин – израсходовать его на то, для чего он и предназначен – на работу мышц, в первую очередь. Собственно, это –
  • Физическая нагрузка.

Если Вы найдете возможность – сделайте перед выходом на сцену несколько простых физических упражнений. Подойдут приседания, отжимания, подпрыгивания. Поднимитесь на три-четыре этажа по лестнице, поднимите стул за ножку – запас адреналина пойдет в дело, а заодно снимется излишнее напряжение.

  1. Если Вы ожидаете своего выступления среди зрителей или просто находитесь на виду и не можете активно позаниматься, можно дать мышцам нагрузку, не меняя положения тела.
  2. Такие упражнения называются изометрическими.
  3. Делая вдох, сильно напрягаем мышцы ног, рук, спины, живота (лучше использовать крупные мышечные группы) на 4-5 секунд – и с выдохом расслабляемся, избавляясь и от адреналина, и от излишней зажатости.
  4. Следующая группа физиологических приемов –
  5. Дыхательные  упражнения.

Обратите внимание, как дышит человек взволнованный или испуганный – поверхностно, часто, неравномерно, с задержками-затаиваниями. Конечно же, эмоциональное состояние человека влияет на характер дыхания. Но что интересно – это влияние «работает» и в обратную сторону!

Поэкспериментируйте – будучи в позитивном эмоциональном  состоянии, подышите коротко, часто и неровно, прерывисто затаивая выдохи. Очень скоро начнете ощущать смутное волнение и  неуверенность.

Соответственно, если Вы взволнованы или напуганы, нужно подышать спокойно, медленно и равномерно, сконцентрировав внимание на процессе. Есть множество дыхательных техник и упражнений, Вы можете опробовать любые из них и взять на вооружение наиболее подходящие.

Для подготовки дыхания к дальнейшему говорению хорошо подойдет «брюшное дыхание» – когда на вдохе живот выпячивается, а на выдохе втягивается с активным подключением диафрагмы. Такой тип дыхания, кстати, наиболее хорош и для ораторов, и для певцов.

  • Еще одно хорошее упражнение – «Дыхание по квадрату» – когда четыре такта дыхательного цикла Вы делаете на одинаковое число счетов:
  • «раз-два-три – вдох, раз-два-три – пауза, раз–два-три – выдох, раз- два-три – пауза».
  • Попробуйте также «Двойной вдох»:
  • вдох «наполовину» – пауза – полный вдох – пауза – выдох наполовину – пауза – полный выдох.
  • Можно сказать, что любое упражнение, приводящее в порядок дыхание, и переводящее фокус внимания на него, помогает справиться с волнением.

Третью группу приемов уже не отнесешь к чисто физиологическим, она плотно состыкована с областью психологического воздействия. Это, если смотреть с точки зрения физиологии, создание условного рефлекса, определенного ритуала для выхода на сцену. Назовем ее

«Заводящая фраза».

Обратите внимание, как на соревнованиях борцов, боксеров, штангистов тренеры отправляют «в бой» спортсменов. Несколько энергичных фраз, жесткое растирание плеч или ушей с сильным хлопком, «заводящий» жест или выкрик – и боец идет рвать соперников в клочья!

  1. Подберите себе хороший заводящий ритуал, найдите настраивающие жесты и фразы (лучше несколько) – те, что будут приводить Вас в боевое расположение духа – и вперед!
  2. Я смогу!
  3. Я лучшая!

Вперед. к победе!

  • От винта!
  • Чтобы добавить себе уверенности, начните «якорить» свою заводящую формулу на задании попроще – чтобы фраза связывалась с ощущением достигнутого успеха
  • Совсем необязательно произносить слова вслух – они отлично сработают и при мысленном проговаривании (как и  жесты – при мысленном «продвигании»  ).

Полезно проговаривать их по несколько раз с нарастающей энергией – эффект накапливается и усиливается..

Верных Вам слов и верных решений!

Вячеслав СаломасовПсихолог, коуч, бизнес-тренер.Руководитель и ведущий тренер школы ораторского мастерства «Верное слово»https://vernoeslovo.com/

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector