Новый метод позволит ловить раковые клетки

Новый метод позволит ловить раковые клетки

Ученые всего мира пытаются найти лекарство от рака. Только в США сейчас ведется более 210 проектов, связанных с лечением онкологических заболеваний, с совокупным годовым бюджетом более $116 млн. Мы проштудировали новейшие исследования и выяснили, какие открытия произошли за минувший год.

Что нового в науке о раке?

Главная проблема в лечении онкологических заболеваний состоит в том, что рак проявляет себя индивидуально у каждого человека, даже когда он поражает одну и ту же ткань. Эти межличностные различия определяют, будет ли конкретная терапия эффективно убивать рак и помогать пациенту.

Большинство ученых уверены, что причиной возникновения злокачественных опухолей являются мутации в клетках. На данный момент генетики составили список предполагаемых раковых генов — их идентифицировано порядка 1000, а в апреле 2021 года этот перечень пополнился еще 165 «виновниками».

Раковые гены были идентифицированы с помощью искусственного интеллекта. Всего компьютер проанализировал десятки тысяч различных сетевых карт для 16 различных типов рака, каждая из которых содержала от 12 000 до 19 000 точек данных. Эта работа немецких ученых открывает новые перспективы для таргетной терапии рака в персонализированной медицине, а также служит для определения биомаркеров.

Чтобы лучше понять, как развивается рак в человеческом организме, ученые из Гарвардской медицинской школы «отмотали» историю болезни назад для двух человек, у которых онкологическое заболевание было выявлено в 34 и 63 года. Исследователи реконструировали эволюцию их раковых клеток, проследив хронологию мутации, которая вызывает заболевание и выяснили следующее.

У более молодого пациента онкология началась с мутации в одной-единственной клетке в девятилетнем возрасте. А у более пожилого пациента злокачественный процесс запустился в 19 лет

За 44 года рак прошел в его организме большой путь, развившись из одной клетки до значительной опухоли.

«Изначально есть одна клетка, которая имеет мутацию. В течение следующих десяти лет там будет около 100 раковых клеток, — объясняет соавтор исследования Саханд Хормоз. — Но со временем их число растет экспоненциально и исчисляется тысячами и тысячами.

У нас было мнение, что раку требуется очень много времени, чтобы стать явным заболеванием, но до сих пор никто не показывал этого так детально». Ученый отметил, что для него самое захватывающее — это думать о том, в какой момент можно заметить эти раковые опухоли.

«Если пациенты приходят в клинику через 40 лет после того, как их мутация впервые развилась, могли ли мы поймать ее раньше? И можем ли мы предотвратить развитие рака до того, как пациент узнает о своем диагнозе?» — говорится в исследовании, опубликованном в марте этого года.

Нет более сильного фактора риска развития рака, чем возраст: средний возраст пациентов по всем видам рака составляет 66 лет на момент постановки диагноза.

По последним данным, рак все-таки можно попытаться предотвратить. Одно из исследований показало, что один из восьми пациентов с раком имеет наследственные генетические мутации.

Их можно выявить с помощью генетического тестирования — это поможет выбрать тактику профилактики, подобрать индивидуальные методы лечения рака, улучшить выживаемость и снизить риски онкологии у близких родственников.

Ученые считают, что по крайней мере один из трех основных видов рака (27–39%) можно предотвратить, улучшив диету, физическую активность и состав тела. Речь идет о здоровом образе жизни и правильном питании.

В исследованиях, посвященных профилактике рака, фигурируют: средиземноморская диета, достаточное потребление грибов, снижение употребления мяса и сыра, отказ от жирной пищи, контроль за уровнем сахара и холестерина в организме, достаточный уровень витамина D, здоровый сон без ночных смен, лечение от патогенной бактерии H. pylori, которая обитает в желудках у половины населения Земли, здоровый микробиом. Как выяснилось недавно, к раку может приводить хроническое воспаление, вызванное инфекцией или такими состояниями, как хроническое воспалительное заболевание кишечника — оно связано с 25% всех видов рака. Женщины могут лучше защититься от рака яичников и эндометрия, если используют оральные контрацептивы. Правда, тут есть и негативный момент: при приеме оральных контрацептивов несколько возрастает риск рака молочной железы.

Новейшие данные раскрывают основные сложности лечения. В одном из исследований, вышедшем в апреле 2021 года, ученые ответили на вопрос о том, почему некоторые лекарства от рака излечивают мышей в лабораторных опытах, но не помогают людям в медицинской практике.

Все дело в том, что человеческая опухоль и опухоль в грызуне не совпадают: в животном раковые клетки заражены мышиными вирусами и реагируют иначе. Поэтому результаты лечения выглядят многообещающими, а в дальнейшем препарат может оказаться неэффективным. Еще одно печальное открытие 2021 года: раковые клетки впадают в спячку, как медведи.

Они могут затаиться и пережить суровую химиотерапию, а через несколько лет выйти из спящего режима. «Опухоль действует как целый организм, способный перейти в состояние спячки, сохраняя энергию, чтобы выжить», — пояснила исследователь и хирург Кэтрин О'Брайен из Онкологического центра принцессы Маргарет (Канада).

О таком коварстве рака молочной железы уже заявляли ученые в 2019 году. Изучение этого механизма необходимо, чтобы справиться с проблемой рецидивов.

Прорывы в лечении

Лечение рака без побочных эффектов — заветная мечта всех онкологов мира. Ученые не первое десятилетие ищут альтернативу химиотерапии, которая, убивая опухоль, наносит ущерб здоровым органам. Кратко перечислим инновационные и экспериментальные методы, которые показали эффективность в лабораториях за минувший год и, вполне возможно, станут частью медицины ближайшего будущего.

Ученые из Университета Пердью (США) выделили противораковое вещество из кустарника Jatropha curcas — американского эндемика, произрастающего также в Африке и Азии.

Растение издавна использовалось в народной медицине, а теперь оказалось эффективным оружием против ранее непобедимого белка BRAT1, который свойственен многим видам рака (груди, головного мозга, толстой кишки, простаты, легких и печени).

Соединение, относящееся к семейству куркузонов, полученное из американского кустарника, может не только убить раковые клетки, но и остановить их миграцию. «Если мы сможем предотвратить метастазирование рака, пациент сможет прожить дольше», — говорят авторы исследования.

Правда, есть одна техническая проблема: чтобы получить хотя бы четверть чайной ложки противоракового соединения, нужно как минимум 45 кг кустарника.

Биологи из Соединенного Королевства указали еще на одно вещество, которое способно останавливать рак: в природе оно содержится в мясе, бобовых и злаковых культурах и называется гексафосфат инозитола, или IP6.

Ученые проверили его влияние на ген BMI1, который отвечает за деление некоторых типов стволовых клеток крови и нервной системы и связан с медуллобластомой — онкологическим заболеванием головного мозга.

При развитии медуллобластомы активность гена BMI1 увеличивается и раковые клетки начинают активно делиться, но одновременно они становятся уязвимыми к IP6. Вещество оказалось способным останавливать рост опухоли и повышать эффективность противоракового средства цисплатина.

В2021 году шотландские ученые из Университета Хериота — Уатта в Эдинбурге предложили удалять раковые клетки сверхточным лазером. Совет по исследованиям в области инженерных и физических наук выделил на эту разработку £1,2 млн.

Лазерная установка позволяет хирургам уничтожать раковые клетки размером меньше человеческого волоса, не повреждая соседние ткани.

Технология успешно опробована в терапии колоректального рака и скоро будет применяться для лечения рака мозга.

Еще одной альтернативой химиотерапии может стать метод паутины, разработанный в Институте исследований полимеров им. Макса Планка.

Ученые придумали способ нарушить структуру раковых клеток, чтобы активировать механизм их саморазрушения. Своеобразная «паутина», растущая внутри злокачественных клеток, деформирует их изнутри.

«Мы атакуем раковую клетку таким способом, от которого она не может защититься», — говорят авторы исследования.

Новая лучевая терапия была испытана в 2020 году и стала прорывом в области радиационных наук за три-четыре последних десятилетия.

Исследователи из Калифорнийского университета в Ирвине и Швейцарской университетской больницы Лозанны использовали сверхвысокую мощность дозы лучевой терапии для устранения опухолей головного мозга у мышей без побочных эффектов, которые обычно связаны с этой процедурой.

«Вполне разумно ожидать, что через десять лет это может стать широко распространенным вариантом для пациентов с лучевой терапией во всем мире», — заявил один из авторов нового метода.

Система редактирования генома на основе CRISPR, за которую недавно дали Нобелевскую премию, оказалась эффективна в лечении метастатического рака. В этом убедились исследователи из Тель-Авивского университета: они разработали новую систему доставки липидов на основе наночастиц, которая специально нацелена на раковые клетки и уничтожает их с помощью генетических манипуляций.

«Это первое в мире исследование, доказавшее, что система редактирования генома CRISPR может быть эффективно использована для лечения рака у живого животного», — сказал профессор Дж. Пэр.

«Следует подчеркнуть, что это не химиотерапия. Нет никаких побочных эффектов, и раковые клетки, обработанные таким образом, никогда больше не станут активными»

«Молекулярные ножницы Cas9 разрезают ДНК раковой клетки, тем самым нейтрализуя ее и навсегда предотвращая репликацию», — добавил он.

Выживаемость мышей при таком лечении увеличилась на 30% у особей с опухолями головного мозга — глиобластомой — и на 80% у особей с метастатическим раком яичников.

Ученые специально взяли самые агрессивные и смертоносные виды рака, чтобы продемонстрировать потенциал молекулярных ножниц CRISPR. Теперь они планируют заняться раком крови. Кстати, большинство вакцин от COVID-19 сделаны по схожей технологии.

В том же Тель-Авивском университете в минувшем году опробовали еще одно экспериментальное лечение рака. Техника сочетает в себе применение ультразвука, внедрение в опухоль микропузырьков, которые прикрепляются к раковым клеткам и взрываются, и особого гена — активатора иммунной системы.

Читайте также:  Что такое коронарография сердца, как проводят проверку сосудов и какие бывают последствия этого исследования?

Исследователи сравнивают микропузырьки с умными нацеленными боеголовками, которые при низкочастотном ультразвуке (250 кГц) активируются, создавая дыры в мембранах раковых клеток, обеспечивая доставку генов.

Разрушение клеток достигало 80% опухолевых клеток, а оставшиеся уничтожал специальный ген иммунотерапии, который действовал как троянский конь и давал сигнал иммунной системе атаковать раковые клетки.

«Большинство раковых клеток были разрушены взрывом, а оставшиеся клетки потребляли ген иммунотерапии через отверстия, которые были созданы в их мембранах, — объяснил один из авторов метода доктор Илович. — Ген заставил клетки вырабатывать вещество, которое активировало иммунную систему, чтобы атаковать раковую клетку.

На самом деле у наших мышей опухоли были с обеих сторон тела. Несмотря на то что мы проводили лечение только с одной стороны, иммунная система атаковала и дальнюю сторону». Проведенное в течение двух лет исследование подготовило неинвазивную технологическую платформу для доставки генов в клетки рака молочной железы. По словам исследователей, в будущем таким методом можно будет лечить опухоли головного мозга и другие нейродегенеративные заболевания, такие как болезни Альцгеймера и Паркинсона.

Еще одно оружие против рака — инфракрасный свет — применили специалисты Нагойского университета.

В сочетании с противораковым соединением этот метод оказался эффективным в лечении редкого типа рака легких — злокачественной мезотелиомы плевры.

Он редко распространяется на другие части тела, но обычно диагностируется слишком поздно, что приводит к плохому прогнозу и очень ограниченным возможностям лечения.

Совершенствуются методы иммунотерапии, ведь иммунная система организма — это первая линия защиты от бактерий, вирусов или онкологических заболеваний. Некоторые типы рака развили искусство молекулярного обмана, чтобы избежать разрушения иммунной системой организма, — они научились имитировать нормальные клетки и производить сигнал «не ешь меня!».

Ученые из Университета Миссури нашли новый способ помочь иммунной системе организма преодолеть этот обман. Инновационная иммунотерапия — это лекарство, которое, по сути, блокирует сигнал «не ешь меня!», исходящий от рака, и позволяет иммунной системе убить его.

Решению этой задачи помог 50-летний штамм бактерий, которые в ходе лечения ученые могут генно-модифицировать под конкретного пациента.

Остается надеяться, что какой-то из этих способов станет не только удачным лабораторным опытом, но и действующей медицинской технологией, спасающей жизни людей. По данным ВОЗ, в 2020 году от онкологических болезней умерли 10 млн человек.

Антибиотики перестают помогать, но есть дурнопахнущая альтернатива

Ген, это ты виноват!

Новый препарат для прицельного уничтожения раковых клеток

Международная группа ученых под руководством доктора Тали Илович (Tali Ilovitsh) из отдела биомедицинской инженерии Тель-Авивского университета (Tel Aviv University) разработала неинвазивный метод доставки генов в опухолевые клетки.

Для этого используют микроскопические пузырьки и ультразвук. Под действием ультразвуковых волн микропузырьки буквально взрываются и создают отверстия в мембране опухолевых клеток, через которые проникают иммунотерапевтические гены.

Получается своего рода троянский конь.

Для «детонации» микропузырьков ученые использовали ультразвуковые волны с частотой 250 кГц. Во время экспериментов «в пробирке» таким способом удалось уничтожить 80% опухолевых клеток.

Доктор Тали Илович объясняет:

Мы использовали микроскопические пузырьки, заполненные газом. Их диаметр составляет примерно одну десятую от диаметра кровеносных сосудов. При определенной частоте и интенсивности ультразвуковые волны заставляют эти частицы расширяться и сжиматься, как воздушные шары.

За счет этого процесса улучшает перенос веществ из кровеносных сосудов в окружающие ткани. Мы обнаружили, что при использовании ультразвуковых волн еще более низких частот микропузырьки расширяются до тех пор, пока не взрываются.

Мы посчитали, что это свойство можно использовать для борьбы со злокачественными опухолями, и стали испытывать новый способ на образцах тканей.

Удалось уничтожить около 80% опухолевых клеток

Сначала исследователи ввели пузырьки в опухолевую ткань, так, чтобы они прикрепились к мембранам раковых клеток. После этого совершали «взрыв» с помощью ультразвука. В итоге 80% опухолевых клеток погибли — авторы работы отмечают, что это очень хороший результат.

Новый метод оказался безопасным, а его применение могло бы стать целесообразным не только с медицинской, но и с экономической точки зрения.

Однако, опухолевые клетки были уничтожены не полностью: 20% осталось. Чтобы решить эту проблему, в дополнение к «взрыву» ученые решили использовать ген, который работает как иммунопрепарат.

Он подает сигнал иммунной системе и заставляет ее атаковать опухолевую ткань.

Этот ген не может проникать в раковые клетки самостоятельно, но ему помогают микропузырьки. В мембранах 20% выживших опухолевых клеток образовались поры. Через них «лечебный» ген попадает внутрь. Итогом становится иммунная реакция, которая разрушает злокачественное новообразование.

Причем, она развивается не только в самой опухоли. Во время экспериментов на лабораторных мышах у животных было по два опухолевых очага в разных частях тела.

После того как в один из них вводили пузырьки с геном и воздействовали ультразвуком, активированный иммунитет атаковал и второй очаг.

Авторы работы надеются, что на основе созданной ими методики в ближайшем будущем получится разработать эффективное лечение опухолей головного мозга и нейродегенеративных заболеваний, таких как болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона. Гематоэнцефалический барьер — ткани, которые отделяют головной мозг от кровеносного русла — не пропускает многие лекарственные препараты, но микропузырьки могут пройти сквозь него.

Научные публикации, посвященные новым препаратам и технологиям лечения рака, появляются регулярно. Далеко не все экспериментальные методики успешно проходят испытания и попадают в клиническую практику.

Но иногда случаются прорывы, как это произошло, например, с иммунотерапией.

Мы, в Европейской клинике, внимательно следим за новыми открытиями и максимально оперативно начинаем применять все инновационные противоопухолевые препараты, прошедшие регистрацию в России.

Источник: sciencedaily.com.

Новые методы лечения рака

По данным Минздрава РФ, только в 2018 году в мире было зарегистрировано около 18 миллионов новых случаев рака и других злокачественных новообразований. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) утверждает, что с онкологическими заболеваниями сталкивается каждый пятый мужчина и каждая шестая женщина.

Новые методы лечения рака позволяют помочь пациентам, которые ранее могли рассчитывать только на паллиативную помощь.

Люди, далекие от медицины и сами врачи связывают терапию онкологических заболеваний с массивными, калечащими операциями, изнуряющей химиотерапией, которая переносится тяжелее, чем сами симптомы болезни, долгим восстановлением и постоянным страхом, что болезнь вернется.

Критерием эффективности лечения рака считают так называемую пятилетнюю выживаемость. Этот отрезок времени отмеряют от момента обнаружения онкологического процесса. Он связан с тем, что в данные сроки возникает наибольшее число рецидивов опухоли. ВОЗ отмечает, что ранняя диагностика и успешное лечение в последние годы «подарили» до 5 лет жизни почти 44 миллионам пациентов.

Как развивается рак

Клетки организма размножаются делением и начинают умирать после 50-52 циклов. Процесс естественной гибели называется апоптоз. Зараженные вирусом, мутирующие клетки выставляют на своих оболочках специальные маркеры. Их распознает и немедленно уничтожает иммунная система. Соседние клетки утилизируют продукты распада.

В организме человека ежедневно возникает угроза появления и воспроизведения «неправильных» клеток. Заболевание возникает только при нарушениях со стороны иммунитета или внутриклеточных механизмов регуляции.

Бесконтрольное размножение приводит к тому, что клетки не успевают созревать, утрачивают свои свойства. Они распространяются в окружающие ткани или мигрируют с кровью, лимфой, образуя метастазы. Канцерогенез — процесс перерождения обычных клеток в атипичные.

Как работает традиционное лечение

Стандартные современные методы лечения рака направлены на уничтожение опухоли различными способами:

  • оперативное вмешательство;
  • введение химиопрепаратов;
  • лучевая или радиотерапия
  • иммунотерапия

При хирургическом лечении врач удаляет массив атипичных клеток. К недостаткам метода относят невозможность убедиться на месте, что рак удален в полном объеме, и сложность проведения операции в труднодоступных местах.

Во время химиотерапии пациент получает лекарства, которые нарушают жизнедеятельность, тормозят размножение клеток опухоли или стимулируют их апоптоз. Препараты воздействуют и на здоровые ткани организма, что ухудшает переносимость лечения. У ряда пациентов рак может и не реагировать на стандартные средства.

Радиотерапия борьба с опухолью различными видами излучения. Она повреждает ДНК быстро делящихся клеток, приводя к их гибели. Недостаток метода заключается в невозможности прицельного воздействия только на патологический очаг.

Чтобы стандартное лечение помогло пациенту, необходимо стечение обстоятельств:

  • небольшой размер и хорошая доступность первичной опухоли,
  • низкая злокачественность и хороший ответ на препараты,
  • хорошая переносимость курса терапии.

А как же быть тем, чья история борьбы с раком осложнена отягчающими обстоятельствами? В области онкологии новости лечения связаны с преодолением стандартных проблем терапии:

  • нечувствительность рака к препаратам или облучению;
  • невозможность воздействия только на клетки опухоли;
  • большой объем образования и риск непереносимости терапии;
  • риск оставить рак на месте после операции.

Если иммунитет «растерялся»

В крови человека есть клетки, выполняющие защитную функцию. Это T и B-лимфоциты.

Они помогают расправляться как с инфекционными агентами, так и с аномальными образованиями: обнаруживают, передают информацию о «преступниках», ликвидируют угрозу и сохраняют в памяти сведения о контакте.

На оболочках клеток организма находятся рецепторы, которые сигнализируют иммунитету, все ли с ними в порядке. Зараженные вирусами или атипичные образования подлежат уничтожению.

Маркировка опасных раковых клеток

Если иммунная система пропускает начало опухолевого процесса, болезнь прогрессирует. Раковые клетки действуют хитростью, маскируя свои рецепторы специальными белками.

Микробиологи изобрели так называемые моноклональные антитела. Это белковые молекулы, имеющие сродство только к определенным рецепторам. Антитела связываются с раковыми клетками, не только делая их видимыми для иммунной системы, но активируя их уничтожение.

Моноклональные антитела созданы для молекул, отвечающих за развитие разных заболеваний. Этот принцип лег в основу таргетной (прицельной) терапии.

Например, препарат Ритуксимаб эффективен при лечении B-клеточных лимфом, Цетуксимаб для борьбы с раком толстой и прямой кишки, опухолями головы и шеи.

Бевацизумаб применяют при опухоли молочной железы, толстого кишечника, головного мозга и немелкоклеточном раке легких.

Эти медикаменты доступны и в России. Первое время их производством занимались только иностранные компании. Пациенты с нечувствительностью к стандартной химиотерапии могли опасаться, что препарат не придет вовремя или будет стоить дороже. С 2012 года российская компания Biocad производит биоаналоги: Гертикад, Авегра, Ацеллбия.

Читайте также:  Что можно увидеть на УЗИ плода на сроке 9 недель беременности?

CAR-T – найти и уничтожить

Генная терапия помогает организму бороться с опухолью посредством модифированных T-лимфоцитов. Их готовят индивидуально. Из крови пациента выделяют нужные клетки, а в структуру ДНК встраивают рецептор, состоящий из нескольких частей.

Его внеклеточная часть на оболочке распознает раковые клетки. Внутриклеточная область активизирует другие звенья иммунитета. За счет этого происходит уничтожение опухоли. «Отработавшие» лимфоциты не погибают, а продолжают поиски новых клеток.

Универсальный рецептор на поверхности позволяет настраивать иммунитет против разных опухолевых антигенов. T-клетки легко проникают внутрь раковой опухоли. Так CAR-T позволяет уничтожать самые мелкие метастазы в головном и спинном мозге, снижая риск рецидива. Генную терапию считают более эффективной по сравнению с моноклональными антителами.

Достижения иммунной терапии

Среди последних новостей в онкологии – официальное разрешение американской федерации FDA на применение CAR-T в борьбе с B-клеточными лимфомами. Препарат Yescarta — лишь второе такое средство за всю историю генной терапии.

Ученые доказали, что применение моноклональных антител в комплексе с CAR-T – один из самых эффективных методов лечения рака у пациентов с плохой переносимостью и резистентностью к традиционной химиотерапии. Так у пациентки с 4 стадией карциномы молочной железы уменьшился в объеме первичный очаг и его метастазы.

В 2018 году Нобелевская премия за метод лечения рака была присуждена двум ученым Джеймсу Эллисону (США).

Их исследования продолжались более 20 лет и привели к открытию белка PD-1 и рецепторов CD152 на лимфоцитах, мешающих иммунитету находить и уничтожать раковые клетки. Затем ученые синтезировали препараты, которые решают эту проблему.

В перспективе средства позволят увеличить выживаемость при опухолях различной локализации, в том числе при наличии метастазов.

Эти новые методы лечения рака доступны и в России. Среди зарегистрированных зарубежных препаратов: Китруда, Ервой, Тецентрик.

Диагностика и лечение с помощью света

Отделение злокачественной опухоли от здоровой ткани представляет определенные сложности. Травмы новообразования при операции и сохранение в организме «забытых» клеток может стимулировать рост и метастазирование опухоли.

Так в 2017 году хорошей новостью в лечении рака стало открытие профессора Хайинь Лю из Мичиганского технологического университета. Химик обнаружил антитела, которые при введении в организм прикрепляются только к раковым клеткам и заставляют их светиться в инфракрасном диапазоне.

Очаги опухоли хорошо заметны на фоне здоровых тканей, имеющих зеленоватое или синеватое свечение. Этот метод стали применять для ревизии операционного поля и окружающих лимфоузлов во время операции.

Фотодинамическая терапия основана на использовании светочувствительных веществ (фотосенсибилизаторов) и лазерной установки. Их молекулы поглощают кванты света, уничтожая раковые клетки и разрушая сосуды, питающие опухоль. Невозможность прицельного воздействия лазера позволяла применять его только для видимых кожных опухолей.

Однако изобретение ученых в московском университете НИТУ «МИСиС» позволило преодолеть это ограничение. Они соединили молекулу фотосенсибилизатора с контрастным агентом.

Так в конце 2018 года был получен инструмент, помогающий использовать фототерапию для рака другой локализации.

Новое в лечении онкологии в 2019 году — это возможность отслеживать границы опухоли и концентрацию фото-лекарства в пораженном органе с помощью МРТ.

Нижегородские ученые синтезировали флуоресцентный белок, который позволяет обнаруживать клетки опухолей. В 2012 году они получили патент на воспроизведение пептида, уничтожающего рак шейки матки в поле лазера.

Прицельное воздействие на опухоль

Радиотерапия сопряжена с риском получения массивного облучения. Во время лечения повреждаются не только раковые, но и здоровые клетки.

К самым сложным локализациям опухоли относят голову и шею ввиду опасности повреждения головного мозга и крупных сосудов. Поражение зрения, слуха неизбежно снижает качество жизни пациента.

Кроме того, до ряда опухолей нельзя добраться хирургическим путем.

Уничтожить такой рак помогает стереотаксическая гамма-терапии (или гамма-нож). Лучевые диагносты определяют точную локализацию и размеры образования, после чего в патологический очаг направляют до 200 лучей из разных точек. Единственная процедура занимает несколько часов и дает результат, сопоставимый с 30 сеансами облучения.

Гамма-нож – неинвазивная хирургическая процедура, которая позволяет пациентам возвращаться домой в день ее проведения. В 2019 году в России действует 6 установок, позволяющих помочь 3 тысячам пациентов в год. Новости онкологии в этой области обнадеживают онкобольных перспективами открытия 20 таких центров в стране.

В 2018 году сотрудники филиала «НМИЦ радиологии» Минздрава в г. Обнинске сконструировали портативные нейтронные генераторы на базе гамма-излучателей.

Нейтронное излучение в онкологии применяется более 40 лет.

Однако необходимость строить для оборудования отдельные здания и возможность пролечить не более 10 человек в день существенно ограничивали применение генератора. Компактные приборы решают эту проблему.

Снизить повреждение окружающих тканей возможно благодаря замене рентгеновского излучения на протонное. Оно лучше концентрируется в очаге. В 2018 году немецкие ученые из Центра им. Гельмгольца Дрезден-Россендорф успешно соединили протонную терапию с МРТ-сканером.

Ранее визуализацию опухолей выполняли с помощью компьютерной томографии, на которой хорошо отображаются только неподвижные костные образования.

Среди новостей в лучевом лечении рака в 2019 году – создание прибора, позволяющего ввести протонное облучение в клиническую практику.

Экспериментальное лечение рака

Внедрение новых методик терапии возможно благодаря клиническим исследованиям. В ходе экспериментального лечения используются методы, эффективность и безопасность которых полностью не изучена. Онкологи проводят набор пациентов с определенным заболеванием. Они полностью обследуют кандидатов и отсеивают тех, кто не подходит по состоянию здоровья.

Лица, прошедшие скрининг, получают бесплатную экспериментальную терапию. К ней относят:

  • генное лечение;
  • локальное замораживание тканей;
  • точечный нагрев тканей;
  • применение бактерий-анаэробов;
  • вакцины против рака;
  • лечение лазером;
  • нанотехнологии.

Участие в клинических исследованиях дает шанс выйти в ремиссию пациентам, которым не помогают стандартные схемы лечения.

Можно ли считать, что экспериментальная терапия позволяет победить рак? Исследователи рассказывают о протоколах с ошеломляющими результатами. Так при испытании препарата Китруда в 2013 году около 76% участников почувствовали облегчение, а полностью излечилось от рака около 20%. Так препарат был включен в схемы лечения различных агрессивных опухолей.

При обнаружении немедленных или отсроченных негативных последствий протоколы закрывают, а средства или методы не допускают до рутинной практики.

С 2018 года работает сервис, позволяющий онкологам России искать больницы, в которых проводят экспериментальную терапию, и направлять туда пациентов. Он создан непосредственно Агентством клинических исследований и Российским онкологическим обществом RUSSCO.

Последние новости в онкологии: что ожидать в 2019 году?

Ученые разных стран объединяются в интересах пациентов. Так 19 февраля 2019 года на базе филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России состоялся первый семинар по регенеративной медицине.

Отрасль находится на стыке биологии, инженерии и лечебной деятельности.

Регенеративная медицина помогает восстанавливать поврежденные, удаленные ткани за счет стволовых клеток пациентов, трансплантации или имплантации биоматериалов.

Специалисты в области клинической иммунологии, радиологии, регенеративных технологий из России принимали японских коллег. Трансляция семинара позволила коллегам из 38 регионов получить актуальную информацию о применении новых дендритно-клеточных вакцин от рака, культивировании стволовых клеток с помощью роботов, инженерных методиках.

Кроме того, среди новостей онкологии 2019 года в России — успешное внедрение органосохраняющих операций при раке легких и эндоскопическое удаление новообразования желудка и толстого кишечника.

К сожалению, онкологи до сих пор не располагают «волшебной таблеткой» от всех видов опухолей. Рак остается заболеванием с высокой летальностью. Однако современные изобретения в этой области помогают подарить жизнь и здоровье все большему числу пациентов.

Игорь Решетов: Идеальным оружием против рака станет вакцина

Заболеваемость онкологией растет по-настоящему пугающими темпами по всему миру — настолько, что 4 февраля, во Всемирный день борьбы против рака, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предупредила о надвигающейся на человечество опасности. По оценке ВОЗ, в ближайшие два десятилетия количество раковых больных на планете может вырасти на 60%.

Россия не исключение — по данным Минздрава, ежегодно в стране регистрируются сотни тысяч новых диагнозов.

На самом ли деле миру грозит онкоэпидемия и можно ли взять такое заболевание, как рак, под контроль, «Инвест-Форсайту» рассказал Игорь Решетов, хирург-онколог, директор Центра онкологии Сеченовского университета, главный научный консультант Института хирургической коррекции и восстановления.

В мире стали больше болеть раком

— Игорь Владимирович, на самом ли деле в мире растет заболеваемость онкологией и с чем это связано?

— Как это ни печально, заболеваемость онкологией действительно растет. Однако необходимо понимать, что есть рост за счет возникновения новых опухолей, но есть и за счет выявления доклинических, латентных стадий болезни.

Большинство врачей считает, что основной рост идет именно за счет раннего выявления болезни.

И это очень хорошо, ведь, извините за грубость, мы получаем перспективных пациентов, которых реально вылечить, поскольку лечение на первой и нулевой (или Т-ноль) стадии дает очень хорошие результаты, в 90% приводя к излечению от данной конкретной опухоли.

Конечно, оно не приводит к излечению от болезни, ведь последняя во многом связана с серьезными изменениями генетического аппарата клетки, в частности факторов защиты и контроля за процессами деления, созревания тканей. Но для ряда диагнозов, таких как рак молочной железы, шейки матки, желудка, растет выявляемость именно ранних стадий.

— Старение населения планеты влияет на эту статистику?

— Да, есть и вторая составляющая: это рост заболеваемости за счет изменения структуры населения в сторону приобретения все большего процента людей старшей возрастной группы. Если еще недавно пациенты старшей возрастной группы были редкостью, их даже не знали, как лечить, то теперь это стало закономерностью.

Сегодня люди преодолевают пик сердечно-сосудистых кризисов, связанных с инсультом и инфарктами, в возрасте 65–70 лет. Но затем за счет накопления соматических мутаций входят в фазу максимальных рисков по возникновению возрастных опухолей. Рак простаты — однозначно тема пожилых мужчин, рак тела матки развивается чаще у пожилых женщин.

Из этого тоже складывается рост заболеваемости, и, естественно, таких проблем будет больше.

Читайте также:  Упражнения для плечевых суставов

— Получается, онкологические диагнозы стали «платой» за снижение смертности от сердечно-сосудистых патологий? 

— Это оборотная сторона прогресса. Например, появление автомобилей с максимальной степенью защиты, разведение автопотоков за счет разделительных полос снижает количество травм с летальным исходом. Частота инфарктов падает, потому что стала доступна технология стентирования, растворения тромбов. А онкология, наоборот, растет.

— Стоит ли говорить, что планете грозит в будущем онкоэпидемия?

— Это не более чем красивые термины. Золотое правило заключается в том, что хорошая онкологическая помощь — это хорошая организация процесса. Если мы усилим превентивную тактику, то мы однозначно возьмем под контроль заболевание.

Например, подавляющее число всех раковых заболеваний составляет так называемый эпителиальный рак, развивающийся из покровного или железистого эпителия (в том числе это рак ЖКТ). И здесь есть абсолютно закономерная поэтапность развития состояния от предрака в инвазивный рак.

Первый этап не возникает на пустом месте, это всегда процессы хронического воспаления, которое провоцирует слом защитных реакций; таких предраковых состояний огромное множество.

Если мы будем серьезно заниматься именно ими, то — хотя я могу, конечно же, ошибаться — значительной части заболеваний просто не дадим реализоваться.

— Есть такие перспективы?

— Конечно, есть. В странах с малым числом населения, но с хорошей организацией экономики канцеропревенция дает очень хорошие результаты. Она дала возможность остановить те заболевания, которые потенциально могут превратиться в рак: это санация полипов, родинок и т.д.

Одновременно подход выявил группу больных с нулевой, предклинической стадией болезни. Фактически они теперь излечены.

Есть прекрасный национальный опыт Японии, который показал, что двукратный в течение года осмотр слизистой желудка, с хорошим качеством оптики, позволил перейти к превентивному лечению онкологии.

Старение населения все изменит

— Пациентов старшего возраста с диагнозом «онкология» становится больше. Как это изменит медицину?

— Уже сейчас вырабатываются подходы к лечению не только самого рака, но и других заболеваний, которые накопили пациенты к своему возрасту, так называемых коморбидных состояний. Это новая данность, и вследствие этого должна меняться маршрутизация пациентов.

Система моноклиник, ориентированных лишь на один вид патологий (например, специализированные онкологические диспансеры), не может справиться с новыми задачами. Здесь потребуется мультидисциплинарный штат, более широкие возможности.

А значит, наступает время многопрофильных крупных клиник, скажем, на базе университетов, где за один заход пациента будут лечить по целому списку заболеваний, которые он накопил к своему возрасту.

— В чем особенности такого подхода?

— Важно, чтобы пациенты зрелого возраста с диагнозом «онкология» не становились отказниками. В моноклиниках, где нет кардиолога, нефролога, пульмонолога, таких пациентов нередко гоняют по кругу, отправляют лечиться по месту жительства, это занимает месяцы и приводит к ухудшению стадий. В многопрофильных клиниках можно сразу получить максимальный результат.

— С какими рисками сталкиваются такие пациенты сегодня?

— Случается, что диагноз «рак» сдерживает коллег от оказания помощи при обращении, будь то скорая помощь или районная поликлиника, это абсолютно типовая ситуация. Любая патология у человека с диагнозом оценивается как проявление рака, и люди умирают от неоказания помощи в связи с другой болезнью.

Это, к сожалению, известная ситуация, с этим надо бороться путем диалога и просвещения врачей о возможностях современного лечения, о том, что спасенных людей много. У нас в стране более 2,5% населения — бывшие онкологические больные, то есть люди, которые прошли лечение от онкологии. И они находятся под угрозой неоказания помощи из-за диагноза.

Это общемировая проблема, не только российская.

— 2,5% — очень весомая цифра, выходит, растет не только число заболевших, но и выживших?

— Эти цифры, конечно же, говорят об успехах в лечении, и как бы нас ни ругали за отсталость, это не соответствует реальности. Качество онкологической помощи у нас на достаточно хорошем уровне, другое дело, что она далека от идеала, усреднена и не персонализирована.

А именно персонализированный подход позволяет выбрать оптимальные решения, найти вариант в случае, когда, казалось бы, все потеряно: больной получил отказ в специальном лечении.

Любую сложную проблему можно разделить на отдельно стоящие задачи, выявить наиболее значимые на данный момент, устранить их и открыть возможность дальнейшей терапии. Например, именно так работает специально созданный для этого московский Институт хирургической коррекции и восстановления.

В этом году там уже провели десятки уникальных операций онкобольным-«отказникам».

А статистика показывает, что при персонализированном подходе пятилетняя выживаемость пациентов-«отказников» приближается к 40%, а порядка 30% пациентов из этой группы больных даже переходят в категорию «вышел из-под наблюдения». Потому что если работать исключительно по стандартам и клиническим рекомендациям, не учитывая ситуацию конкретного пациента, большинство из них может просто не уложиться в рамки шаблона.

— А учреждения здравоохранения к такому подходу готовы?

— Нет, потому что сама система загоняет специалистов в стандарты. Сейчас главным оценщиком лечения являются медицинские страховые компании, которые ориентируются на стандарт. Стандарт душит здравый смысл, не позволяет в полной мере индивидуализировать лечение.

Именно попытки индивидуализации, выбора между вариантами лечения, позволяют достигать лучшего результата. Но индивидуальное никогда не станет «Макдональдсом».

Наверное, при ряде патологий можно и многофункциональные клиники задействовать, а где-то — небольшие клиники с обращением к конкретному доктору. Сам доктор ориентируется, где правильнее пациенту лечиться: это тоже искусство врача и его профессионализм.

Именно такой подход дает возможность применения высоких технологий не в поточном варианте и тщательного подбора специалистов, которые имеют самый высокий вотум доверия от пациентов.

Проблема не в технологиях

— Если сравнить уровень развития помощи онкологическим больным в России и за рубежом, как тут выглядит медицина? 

— В России серьезная проблема — огромная территория и неравноценность экономики регионов. В Москве, в региональных центрах, в федеральных учреждениях с уровнем медицины все в порядке. Но как только мы спускаемся на муниципальный уровень, сразу появляется яма.

На муниципальном уровне ситуация, конечно, лучше, чем в Африке, но пока еще хуже, чем в Европе или Японии. На уровне федеральных центров, еще раз повторюсь, разницы с лечением за границей нет.

Надо понимать: нигде в мире нет чудес и нет волшебников — все делают люди, и во всем мире есть сложные больные, хорошие врачи, а результат может быть как хороший, так и плохой.

— Какой выход в такой ситуации есть у пациентов?

— Пациенту надо очень внимательно относиться к лечению и много думать. Вместо паники нужно грамотно выбирать врача. Главное, не верить безоговорочно рекламе.

Самое надежное здесь — проверенные человеческие коммуникации. Если есть врач, который лечил вашу бабушку, маму — идите к нему, это семейный подход, это то, что есть в старой доброй Европе, это надежно.

Надо доверять профессионалам, но их важно выбирать по хорошей рекомендации.

— Блогосфера, интернет помогает это сделать? Сегодня врачи нередко ведут личные блоги…

— Да, это тоже помогает, открывает новые возможности для коммуникаций, особенно если речь идет о пациентах в разных городах страны. Другое дело, что у хорошего врача нет много времени, и в этом тоже надо отдавать себе отчет.

— Какие технологии лечения рака есть в стране?

— Сейчас активно развиваются технологии, предполагающие физическое воздействие на опухолевые клетки: это могут быть высокие или низкие температуры, электрические поля, лазеры.

Это позволяет достигать максимального уничтожения опухолевой ткани при минимальном уроне для организма.

Все активнее используются методы восстановительной хирургии, сейчас даже есть такой термин «онкопластика» — и это хороший мост надежды для пациентов.

— Будет ли найдено лекарство от рака?

— Надо понимать, что опухоль — обобщающее название самых разных болезней, а пытаться найти общее лечение всех болезней — это алхимия, поиск философского камня. Совершенно очевидно, что ни одно новое лекарство или технология не даст 100%-го ошарашивающего результата. Вместе с тем прогресс в терапии очевиден.

Когда я был молодым врачом, часть опухолей была неизлечима, а сейчас мы переводим таких пациентов в состояние хронических онкологических больных; да, мы их не вылечиваем, но и не даем людям погибнуть. И здесь есть приложение как раз для таргетных иммунных препаратов.

Другое дело, что они неоправданно дорогие, по сравнению с гигантскими капиталовложениями они дают очень скромный результат, но тем не менее он есть — и пациентам они поддерживают жизнь.

— Генная инженерия может стать новым подходом в борьбе с онкологией?

— Действительно, есть группа опухолей, в случае с которыми имеется предрасположенность к наследованию. Но их немного. Может быть, для них этот метод будет работать, и то не в 100% случаев.

Потому что живой организм — сложнейшая структура, которая постоянно меняется.

Если вы помните, сначала была Нобелевская премия за расшифровку генома, но была и за доказательство его нестабильности! Однако даже если мы спасем одного человека, этим стоит заниматься.

  • — Каким все же может быть идеальное лекарство от рака?
  • — В идеале, конечно, хотелось бы разработать вакцину!
  • — А пока как можно защититься от онкологии?

— Я считаю, что самое главное — избегать хронического стресса любимыми путями. Спорт, занятие любимыми вещами, больше физической активности на свежем воздухе. Многие смеются над увлечением ЗОЖ, но мы понимаем, что именно он создает условия для более успешного функционирования организма. Любой «передоз» здесь вреден.

Источник: Инвест-форсайт

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector