Плохая наследственность приводит к инсультам

Сенсация в мире медицины – теперь, утверждают врачи, инсульта можно избежать. Что для этого нужно делать?

  • Плохая наследственность приводит к инсультамВ круглом столе принимают участие специалисты столичного Научно-исследовательского института инсульта Российского государственного медицинского университета под руководством члена-корреспондента РАМН, профессораВероники Игоревны Скворцовой:
  • – кандидат медицинских наук, заведующий отделением диагностики и лечения инсультаНиколай Анатольевич Шамалов.
  • – кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Ирма Мухамедовна Шетова.

Инсульт – заболевание сложное и непредсказуемое. Как удалось его приручить?

– Николай Шамалов: К сожалению, полностью приручить его пока не в наших силах. Но сегодня, и это действительно, прорыв в медицине, мы можем частично контролировать его появление.

Если раньше мы только предполагали и надеялись, что все обойдется, то теперь есть уже конкретные факты, которые точно указывают – будет он или нет.

На данный момент очевидно, инсульт – это наследственное заболевание.

Но ведь это не новость – о том, что инсульт передается по наследству известно уже более полувека?

– Николай Шамалов: Да, эта проблема изучается уже довольно давно. Но раньше знания носили наблюдательный характер. Если в семье у кого из родственников был инсульт, значит он не исключен и у данного человека.

Сегодня наука значительно продвинулась вперед. Уже точно известно, что есть отдельные гены, которые вызывают инсульт. Определив их, можно с большей долей вероятности сказать, насколько вероятно появление этого недуга.

То есть вы хотите сказать, что достаточно сдать кровь на генетику и тогда будет ясно – ждать инсульта или нет?

– Николай Шамалов: Не все так просто. Речь идет не обо всех разновидностях инсульта, а только о тех, которые называются ишемическими.

Это те случаи, когда под влиянием определенных факторов происходит разрыв сосуда и кровоизлияние в мозг. Таких инсультов большинство – примерно 70 % всех случаев, но есть и другие – геморагические. Их причина – тромб в сосуде, который закупоривает его просвет и мешает нормальному течению крови.

К таким случаям генетика отношения не имеет.

Ирма Шетова: Было бы замечательно, если бы удалось найти один-единственный ген, который отвечает за большинство инсультов. К сожалению, такое случается крайне редко. Есть определенный тип инсульта, который определяется одним геном, а точнее его мутацией.

То есть сам по себе этот ген не опасен, ситуация становится критической, когда в его структуре обнаруживается поломка. Такие случаи не сложны для определения. Но, они встречаются нечасто – не более 10% на все население земного шара. И что самое неприятное – повлиять на это пока невозможно.

Мы еще не научились вторгаться в ДНК и менять ее.

Большинство же инсультов – ишемических – к этой категории не относятся. В их возникновении виноваты сотни генов. Более того, важны даже не они сами по себе, а их определенные сочетания – так называемые генотипы.

Мы можем отследить наличие или отсутствие нескольких сотен генов, которые даже отвечают не за сам инсульт, а за те факторы риска, которые его вызывают. Скажу проще.

Давно известно, что инсульты случаются при особых условиях – артериальной гипертонии, атеросклерозе, заболеваниях сердца, сахарном диабете. Также важен и возраст, мужской пол, курение.

За каждый из этих пунктов «отвечают» свои гены. Они–то, а точнее их сочетания и определяют конечный результат.

Задачка непростая. Неужели это возможно, отследить сотни генов и просчитать все возможные вариации?

– Николай Шамалов: На самом деле, этого и не нужно делать.

За тот или иной фактор риска отвечает несколько генов, каждый из которых имеет свой статус. Один проявляется, скажем, в 80% случаев, другой в 30%, а третий – лишь в 2-3% Понятно, что нужно обратить внимание на первые два – они и будут определяющими.

Таким образом, насчитывается порядка десяти основных генов, которые и имеет смысл оценить.

А как же другие?

– Ирма Шетова: К сожалению, пока генетика не достигла еще такого высокого уровня, чтобы на сто процентов гарантировать результат. Как и в любом другом методе, здесь не исключен процент ошибки. Хотя он крайне мал- один случай на миллион человек. Поэтому пока в поле зрения медиков попадает лишь та десятка самых основных генов.

Хорошо, человек сделал анализ и узнал свой генотип. Что дальше?

– Николай Шамалов: Если у него так называемый «критический» генотип – есть предрасположенность к инсульту, нужно обратить внимание на питание, режим, физическую активность, вредные привычки.

То есть необходимо придерживаться определенных правил. Не злоупотреблять жирными, солеными, острыми блюдами, так спланировать свою жизнь, чтобы было время не только на работу, но и на полноценный отдых.

Важно регулярно заниматься спортом и конечно, отказаться от вредных привычек – курения и алкоголя.

Мы говорим о генетике, и вдруг те самые общие советы по здоровому образу жизни, который сегодня знает каждый? Как одно соотносится с другим?

– Николай Шамалов: В том-то и дело, что знает. Но вот выполняет ли – вот в чем проблема.

Мы всегда хотим получить чудо-таблетку, которая спасла бы нас от всех болезней. И, кажется, что каждое медицинское открытие лишь приближает нас к этому – вот еще на один шаг приблизились к идеалу. На самом деле, все это большое заблуждение – чудодейственных методов или средств нет.

И не думаю, что в ближайшее время они появятся.

И если мы говорим и значимости того или иного нового взгляда в медицине, то оно, скорее, расставляет недостающие точки над i и помогает еще глубже понять человеческий организм.

Вот так и здесь – открытие «генов инсульта» – это здорово. Но ведь их наличие – это лишь предрасположенность, а вот реализуется она или нет – дело рук самого человека. Ему, как никому другому нужно следить за тем же питанием, режимом, вредными привычками. Известно, что, например, курение в 6 раз повышает риск инсульта. А гиподинамия, и это данные последних лет – в 3 раза.

– Ирма Шетова: Есть и совсем новые интересные данные. Согласно проведенным исследованием, огромная роль в возникновении инсульта принадлежит гормональным препаратам, в частности ОК. Сегодня уже доказано, что если женщина принимает их, то она автоматически попадает в группу риска.

А когда и кому стоит в первую очередь задуматься о генетике и отправиться сдавать анализы? Где это можно сделать?

– Ирма Шетова: Конечно, было бы неправильно утверждать, что это медико-генетическое тестирование нужно всем. Отнюдь. В первую очередь такие анализы следует сделать тем, кто входит в группу риска. Это люди старше сорока пяти лет с семейными случаями инсульта, с гипертонией, атеросклерозом или другими заболеваниями сердца и сосудов.

Пройти подобное исследование можно в обычной лаборатории, сдав кровь из вены. Как правило, вы получаете результаты на руки. А далее при необходимости можно проконсультироваться с генетиком.

Такие специалисты есть в крупных медицинских центрах и клиниках, а также всегда можно обратиться на кафедру медицинской генетики любого медицинского ВУЗа.

В Москве прицельно этими вопросами занимается Институт молекулярной генетики.

А почему именно 45 лет, ведь сейчас все чаще случаются молодые инсульты?

– Ирма Шетова: Да, такая тенденция есть, но пока это скорее исключение, чем правило.

А вот сорок лет – это определенный рубеж, когда у человека уже набирается определенное количество болезней, которые могут послужить толчком к запуску «плохой» наследственности. К тому же есть и чисто физиологические причины.

Например, утолщается стенка сосудов, что делает их менее упругими и создает проблемы для нормального течения крови.

Хотя, если есть определенные опасения, можно сделать такой анализ в любом возрасте, даже детям. Ведь, как известно, генотип – величина неизменная. Он дается человеку один раз и на всю жизнь.

В последние годы много говорят о генотерапии. Что сейчас ей подвластно?

– Николай Шамалов: Да, это верно. Генотерапия сегодня – одно из самых новых направлений в медицине. Ученые всего мира пытаются найти то, что позволит управлять генами. Но пока это лишь первые робкие попытки.

Возьмем к примеру лечение стволовыми клетками. Оно довольно успешно применяется в гематологии и кардиологии. А вот что касается болезней нервной системы, то здесь пока больше вопросов, чем ответов. Ведутся серьезные исследования, но пока лишь на стадии испытаний на животных. Хотя, безусловно, направление перспективное и прибыльное. Возможно, что-то в ближайшее время и появится.

– Ирма Шетова: Генотерапия – это вопрос будущего, и многое из того, над чем сегодня работают специалисты, будет завершено еще нескоро. Например, так называемая запрограмированная гибель клеток.

Каждая из клеток в организме человека имеет свой срок – в определенный момент она должна погибнуть, чтобы спасти других. Это заложено в генах.

Но происходит сбой, и клетки начинают жить дольше, чем им положено. Это ведет к нарушению всей системы, всего организма. Самый яркий пример – онкология, когда «плохие» клетки не просто не погибают, но и продолжают делиться.

Сейчас ученые пытаются найти механизмы, которыми помогут управлять «разбушевавшимися» клетками. Но пока это лишь на уровне изучения, до практики еще далеко.

На сегодняшний день основное значение и практическая польза открытых генов инсульта – в их существовании. Они обнаружены, а значит, нужно позаботиться о том, чтобы они никогда не проявили свой «скверный» характер.

Инсульт: пять опасных заблуждений

Инсульт — болезнь опасная и, увы, крайне распространенная. Но несмотря на широкое распространение этого заболевания, знания населения о его симптомах и особенностях оставляют желать лучшего.

И сама по себе эта низкая осведомленность тоже является фактором риска, ведь люди, имеющие высокие шансы развития этого опаснейшего заболевания могут даже не догадываться о наличии проблем.

Именно по этой причине важно не стать жертвой опасных заблуждений.

Миф №1. До 50 лет инсульта можно не бояться

Считать инсульт болезнью стариков — значит подвергать себя дополнительному риску. Увы, те времена, когда переживать об этой болезни можно было только в старости, безвозвратно ушли.

Читайте также:  Как не психовать?! Включите синий свет!

Сегодня инсульт в 11% случаев поражает людей, ещё не достигших своего 45-летия. Кроме того, отдельные случаи заболевания встречаются и у совсем молодых людей.

В ряде случаев инсульт случается даже у детей! Потому побеспокоиться о профилактике инсульта стоит уже сейчас, независимо от того, сколько вам лет.

Миф №2. Склонность к инсульту — фактор наследственный, и тут ничем не поможешь

У данного убеждения две стороны, но обе они таят в себе опасность. Те, кто считают, что инсульт — наследственная болезнь и уже перешла к ним от родителей, полагают, что спастись от заболевания все равно не удастся, и пренебрегают правилами профилактики.

Те же, кто считают, что унаследовать склонность к инсульту им не от кого, а значит болезнь им не грозит — также совершают ошибку, не заботясь о собственном здоровье.

На самом же деле, наследственной является не склонность к инсульту, а только некоторые особенности сердечно-сосудистой системы, которые безусловно следует учитывать, планируя собственную жизнь.

Но в остальном важно помнить, что инсульт — болезнь привычек и образа жизни, и во многом зависит от других сопутствующих заболеваний. Потому контроль состояния здоровья, профилактика заболеваний, отказ от вредных привычек — шаги, которые гораздо более эффективны в предотвращении инсульта, чем хорошая наследственность.

Миф №3. Инсульт — это инвалидность

Инсульт действительно часто сопровождается утратой тех или иных функций организма. Но считать болезнь приговором не нужно. Важно знать и уметь распознавать признаки инсульта и своевременно обратиться за медицинской помощью. Квалифицированная терапия может существенно снизить риск нарушений функционирования организма.

Современная терапия инсульта включает в себя прием препаратов-нейропротекторов (защищающих здоровые нервные клетки от поражения и останавливающих распространение болезни) и нейрорепарантов (восстанавливающих функционирование поврежденных инсультом клеток). Кроме того, существуют препараты нового поколения, включающие в себя оба эти компонента.

Терапия такими препаратами снижает риски осложнений после инсульта и повышает шансы возвращения к полноценной жизни.

_**

Плохая наследственность приводит к инсультам

Миф №4. Инсульт — это кровоизлияние в мозг

Механизм развития инсульта так же понятен не всем. Кровоизлияние в мозг — это геморрагический инсульт. И встречается он гораздо реже, чем ишемический инсульт, лишь в одном из десяти случаев. Ишемический же инсульт никак не связан с кровоизлияниями, его причины — это тромбы, нарушающие мозговое кровообращение.

Миф №5. Современная медицина снижает риск заболевания инсультом

Безусловно, медицина делает успехи. В вопросах терапии инсульта действительно появилось много действенных средств. Но с точки зрения профилактики инсульта гораздо более важным фактором является образ жизни потенциального больного.

Нельзя перекладывать ответственность за собственное здоровье на медицину, злоупотреблять вредными привычками и вредной пищей, надеясь на спасение от рук медиков. Инсульт — болезнь образа жизни, и в первую очередь следить нужно именно за тем, как ты живешь.

Тогда, возможно, медицинская помощь и вовсе не понадобится.

Редакция благодарит специалистов портала insult.prо за помощь в подготовке материала.

  • Jurakić Tončić R., Ljubojević Hadžavdić S., Pustišek N., Marinović Kulišić S., Švigir A. Contact Sensitivity in Patients with Atopic Dermatitis. // Acta Dermatovenerol Croat — 2020 — Vol28 — N7 — p.197-203; PMID:33834990
  • Öztürk BÖ., Sözener ZÇ., Aydin Ö., Mungan D. A step-down experience in asthma treatment: a retrospective cohort study. // J Asthma — 2021 — Vol — NNULL — p.1-7; PMID:33827371
  • Roumeau I., Coutu A., Navel V., Pereira B., Baker JS., Chiambaretta F., Bremond-Gignac D., Dutheil F. Efficacy of medical treatments for vernal keratoconjunctivitis: a systematic review and meta-analysis. // J Allergy Clin Immunol — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33819510
  • Bousquet J., Agache I., Blain H., Jutel M., Ventura MT., Worm M., Del Giacco S., Benetos A., Bilo MB., Czarlewski W., Abdul Latiff AH., Al-Ahmad M., Angier E., Annesi-Maesano I., Atanaskovic-Markovic M., Bachert C., Barbaud A., Bedbrook A., Bennoor KS., Berghea EC., Bindslev-Jensen C., Bonini S., Bosnic-Anticevich S., Brockow K., Brussino L., Camargos P., Canonica GW., Cardona V., Carreiro-Martins P., Carriazo A., Casale T., Caubet JC., Cecchi L., Cherubini A., Christoff G., Chu DK., Cruz AA., Dokic D., El-Gamal Y., Ebisawa M., Eberlein B., Farrell J., Fernandez-Rivas M., Fokkens WJ., Fonseca JA., Gao Y., Gavazzi G., Gawlik R., Gelincik A., Gemicioğlu B., Gotua M., Guérin O., Haahtela T., Hoffmann-Sommergruber K., Hoffmann HJ., Hofmann M., Hrubisko M., lenaIllario M., Irani C., Ispayeva Z., Ivancevich JC., Julge K., Kaidashev I., Khaitov M., Knol E., Kraxner H., Kuna P., Kvedariene V., Lauerma A., Le LT., Le Moing V., Levin M., Louis R., Lourenco O., Mahler V., Martin FC., Matucci A., Milenkovic B., Miot S., Montella E., Morais-Almeida M., Mortz CG., Mullol J., Namazova-Baranova L., Neffen H., Nekam K., Niedoszytko M., Odemyr M., O'Hehir RE., Okamoto Y., Ollert M., Palomares O., Papadopoulos NG., Panzner P., Passalacqua G., Patella V., Petrovic M., Pfaar O., Pham-Thi N., Plavec D., Popov TA., Recto MT., Regateiro FS., Reynes J., Roller-Winsberger RE., Rolland Y., Romano A., Rondon C., Rottem M., Rouadi PW., Salles N., Samolinski B., Santos AF., Serpa FS., Sastre J., Schols JMGA., Scichilone N., Sediva A., Shamji MH., Sheikh A., Skypala I., Smolinska S., Sokolowska M., Sousa-Pinto B., Sova M., Stelmach R., Sturm G., Suppli Ulrik C., Todo-Bom AM., Toppila-Salmi S., Tsiligianni I., Torres M., Untersmayr E., Urrutia Pereira M., Valiulis A., Vitte J., Vultaggio A., Wallace D., Walusiak-Skorupa J., Wang DY., Waserman S., Yorgancioglu A., Yusuf OM., Zernotti M., Zidarn M., Chivato T., Akdis CA., Zuberbier T., Klimek L. Management of anaphylaxis due to COVID-19 vaccines in the elderly. // Allergy — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33811358
  • Celakovska J., Vankova R., Bukac J., Cermakova E., Andrys C., Krejsek J. Atopic Dermatitis and Sensitisation to Molecular Components of Alternaria, Cladosporium, Penicillium, Aspergillus, and Malassezia-Results of Allergy Explorer ALEX 2. // J Fungi (Basel) — 2021 — Vol7 — N3 — p.; PMID:33806376
  • Han JY., Lee H., Chung JL., Kim YJ., Kim JY., Tchah H. Multiple Allergen Simultaneous Test-Immunoblot Assay for Immunoglobulin E Detection in Patients with Isolated Allergic Conjunctivitis. // J Clin Med — 2021 — Vol10 — N5 — p.; PMID:33804507
  • Rodriguez Bauza DE., Silveyra P. Asthma, atopy, and exercise: Sex differences in exercise-induced bronchoconstriction. // Exp Biol Med (Maywood) — 2021 — Vol — NNULL — p.15353702211003858; PMID:33794694
  • Mendes E., Casaro MB., Fukumori C., Ribeiro WR., Dos Santos AL., Sartorelli P., Lazarini M., Bogsan CSB., Oliveira MA., Ferreira CM. Preventive oral kefir supplementation protects mice from ovariectomy-induced exacerbated allergic airway inflammation. // Benef Microbes — 2021 — Vol12 — N2 — p.187-197; PMID:33789554
  • Zein JG., McManus JM., Sharifi N., Erzurum SC., Marozkina N., Lahm T., Giddings O., Davis MD., DeBoer MD., Comhair SA., Bazeley P., Kim HJ., Busse W., Calhoun W., Castro M., Chung KF., Fahy JV., Israel E., Jarjour NN., Levy BD., Mauger DT., Moore WC., Ortega VE., Peters M., Bleecker ER., Meyers DA., Zhao Y., Wenzel SE., Gaston B. Benefits of Airway Androgen Receptor Expression in Human Asthma. // Am J Respir Crit Care Med — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33779531
  • Gao J., Lu M., Sun Y., Wang J., An Z., Liu Y., Li J., Jia Z., Wu W., Song J. Changes in ambient temperature increase hospital outpatient visits for allergic rhinitis in Xinxiang, China. // BMC Public Health — 2021 — Vol21 — N1 — p.600; PMID:33771145

Автор — врач-гастроэнтеролог Смирнов Антон

Жизнь под ударом

Л.А. Калашникова доктор медицинских наук  ГУ НИИ неврологии РАМН

Кто будет возражать, что инсульт — это очень серьезно? Еще не так давно этот диагноз был прочно связан со старостью. Сегодня это заболевание лидирует в скорбном списке «помолодевших» болезней. Удар все чаще настигает молодых и полных сил людей.

Причем поступает с ними с присущей ему жестокостью и коварством.

Каковы причины раннего инсульта, можно ли предсказать его появление и как от него защититься? На эти вопросы отвечает врач-невропатолог Института неврологии РАМН, доктор медицинских наук Людмила Андреевна Калашникова.

— Людмила Андреевна, чем отличается инсульт в молодом возрасте от инсульта пожилых людей?  — Существуют два вида инсультов.

Первый из них геморрагический, или кровоизлияние, как правило,  он развивается на фоне повышенного кровяного давления при разрыве потерявшей эластичность стенки сосуда или их врожденной аномалии (аневризме). При этом происходит разрыв стенки сосуда и излияние крови из его просвета в ткани мозга, что приводит к ее серьезному повреждению.

Такой инсульт чаще всего развивается у лиц среднего и пожилого возраста, страдающих артериальной гипертонией. Второй вид инсульта — ишемический — связан с ухудшением кровоснабжения мозга. Его причиной может быть закупорка сосуда мозга или сужение его просвета, что приводит к некрозу (гибели клеток) определенной зоны мозга.

Раньше считалось, что ишемический инсульт возникает, как правило, только у пожилых людей. Врачи полагали, что его основная причина — атеросклероз, при котором холестериновые бляшки, развивающиеся в стенке сосуда, сужают его просвет и мешают циркуляции крови.

Но в последние годы, особенно после введения компьютерной и магнитно-резонансной томографии головного мозга, стало очевидно, что ишемические инсульты очень часто возникают и у достаточно молодых. Согласно критериям Всемирной органиции здравоохранения, это люди до 45 лет. Причем причины ишемического инсульта совершенно другие.

— И в чем это отличие?  — Если у пожилых людей, как я уже сказала, причиной ишемического инсульта является атеросклероз, а также гипертония, то в молодом возрасте с этим заболеванием связано лишь 10-20% всех случаев.

Инсульт молодых вызывает нарушение коагуляционных свойств крови, повышение ее «густоты», свертываемости. В этом случае закупорка сосуда происходит не из-за холестериновых бляшек, а из-за тромбоза.

Когда оказываются затронуты артерии мелкого калибра, это приводит к относительно легким инсультам, но иногда — к распространенным, повторным.

Когда закупориваются артерии крупного диаметра, например, среднемозговая артерия и внутренняя сонная, находящаяся на шее, последствия могут быть очень тяжелыми. Изучением коагуляционных нарушений, их лечением сегодня активно занимается весь мир. Причем в ряде ситуаций наши исследования ни в чем не уступают западным.

Читайте также:  Полиомиелит – смертельная угроза

— И каковы наши открытия?  — Как и при любом другом заболевании, дпя успешного лечения болезни необходимо понять ее причины.

Сегодня уже доказано, что одной из наиболее частых причин «загустения» крови являются проблемы в иммунной системе человека, связанные с выработкой особых антител (они называются антителами к фосфолипидам), которые вмешиваются в систему свертывания крови.

Тромбоз мозга может развиваться в самых разных венах и артериях, в том числе и сосудах мозга — неизвестно, в каком месте «выстрелит» тромб. В этом случае очень важна правильная диагностика.

Уже до проведения специальных иммунологических исследований иногда можно заподозрить, что именно эта причина привела к ишемическому инсульту. И здесь важно помнить, что часто такие инсульты сочетаются с другими серьезными системными проявлениями.

— Например?  — Например, сегодня известно, что ишемическому инсульту больше подвержены женщины. У них вообще иммунные нарушения бывают чаще.

Первым проявлением гиперкоагуляционного состояния у женщин, обусловленного антителами к фосфолипидам, обычно, являются не тромбозы мозга, а тромбозы совсем других областей. Это может быть тромбоз артерии плаценты, тогда заболевание начинается с выкидыша, спонтанного аборта или внутриутробной гибели плода.

Иногда, тоже часто во время беременности, могут развиваться тромбозы вен ног. А через какое-то время после родов, а иногда и прямо во время беременности, наступает инсульт.

Поскольку мы заговорили о женщинах, хотелось бы сказать и еще одну очень важную вещь. Иногда повышение свертываемости крови может быть спровоцировано приемом контрацептивов.

Тем более что в наше время пациентки принимают их не только с целью предохранения от беременности, но и для лечения различных гормональных нарушений.

Содержащийся в этих препаратах гормон эстроген повышает свертываемость крови, что может спровоцировать тромбоз и вызвать инсульт. 

— Иммунологическая проблема — это единственная причина инсульта?  — К сожалению, нет. Очень близко к этой патологии стоит так называемый синдром Снеддона — заболевание, названное именем английского дерматолога Снеддона, который первым его описал.

Для него характерно возникновение на коже ветвистых синеватых сосудистых пятен (ливедо), придающих ей «мраморный» вид. Мы считаем, что его причины тоже связаны с нарушением свертываемости крови, которое является следствием выработки антител к фосфолипидам.

Правда, не у всех таких больных эти антитела обнаруживаются. Видимо, необходимы более тонкие исследования.

К настоящему времени в нашем Институте обследовано уже более ста пациентов с этим заболеванием, мы обладаем большим опытом его лечения. В других странах гораздо меньше. После наших зарубежных публикаций работа российских ученых стала известна во всем мире. Кроме того, имеются и другие нарушения свертываемости крови, которые активно изучаются нами совместно с гематологами.

— Диагностика диагностикой, а как быть с лечением?  — Лечение направлено на снижение свертывания крови с помощью специальных препаратов.

Если его не проводить, у этих людей нередко развиваются повторные нарушения — результатом чего может стать очень тяжелое распространенное поражение мозга, которое может привести к снижению памяти, нарушению движений, координации, или повторные инсульты, которые могут завершится летальным исходом.

На сегодняшний день у нас есть пациенты, которые получают такое лечение на протяжении 15-16 лет и находятся в относительно стабильном состоянии. Ранее, когда мы не знали причин этого заболевания, чаще всего финалом была смерть.

Поэтому, когда у молодого человека случается инсульт, необходимо его подробное обследование. Успешность лечения во многом связана с возможностями по изучению свойств свертывания крови. Ими сегодня обладают крупные институты.

— Причины этих иммунных нарушений врожденные или приобретенные?  — Приобретенные. Нами давно замечено, и этому посвящено немало научных работ, что большое значение в их появлении играет инфекция.

Как правило, это повторные ангины, пневмония или частые бронхиты.

Но они являются лишь своеобразным пусковым механизмом, когда есть врожденная предрасположенность к развитию нарушений, генетический дефект иммунной системы.

— А может ли быть инсульт связан с травмой?  — Такое тоже случается. Тяжелая травма, а в некоторых случаях общее сотрясение, полученное при автомобильной аварии, падении и т. д., могут привести к развитию в стенке сосуда гематомы. Из-за этого сужается просвет сосуда, питающего мозг, и, как следствие, происходит инсульт.

От того, как быстро растет гематома, зависит время и темп развития инсульта. В некоторых случаях его симптомы проявляются достаточно быстро, через несколько часов после травмы, а в других — через несколько дней. С течением времени гематома, как и обычный синяк, может рассосаться, и просвет сосуда восстанавливается. Тогда повторное обследование сосудов его уже не выявляет.

В этом случае очень важно его своевременное проведение — в остром периоде. Причем если раньше это была инвазивная ангиография (с введением в сосуды контрастного вещества), то теперь существует магнитно-резонансная ангиография, проведение которой безболезненно и безопасно для пациента. Помимо этого, существуют и другие поражения сосудистой стенки.

Но это очень редкие случаи, которые представляют интерес в основном для ученых.

— Есть ли связь между инсультом и заболеваниями сердца?  — Да. Такой вид инсульта называется кардиоэмболическим. На его долю приходится около трети всех случаев.

Он может возникать при поражении эндокарда, клапанов сердца, при нарушениях его ритмов. В результате формируются небольшие сгустки крови, которые с кровотоком попадают в мозг и приводят к ишемическому инсульту.

Но это все происходит опять же при повышенной свертываемости крови.

— Инсульт часто приводит к потере трудоспособности?  — Причины ишемического инсульта в молодом возрасте очень разные, и дальнейшее состояние зависит от того, насколько большой сформировался очаг в мозгу.

Если инсульт обширный и привел к серьезным двигательным и речевым нарушениям, такой человек работать не может. Если ишемический инсульт связан с поражением в артериях, то его симптомы приходят и уходят.

Человек восстанавливает все свои функции и внешне кажется совершенно здоровым, у него нет никакого видимого на глаз дефекта. Здесь очень важно выявить имеющуюся патологию, приведшую к инсульту, и не дать ей развиться повторно.

Когда речь идет об изменении состава крови, человек должен постоянно принимать антикоагулянты и небольшие дозы аспирина (лекарства, понижающего свертываемость крови) — лечиться постоянно, как при диабете или гипертонии.

— Хотя инсульт настигает нас, как правило, неожиданно и не случайно называется ударом, что можно сделать, чтобы его предотвратить или смягчить последствия?  — Поскольку подавляющая часть инсультов в молодом возрасте связана с повышенной свертываемостью крови, надо избегать факторов, ее усугубляющих: приема лекарств, содержащих эстроген (к ним относятся контрацептивы), курения, больших доз спиртного и жирной пищи. Женщин также должна насторожить такая болезнь, как мигрень. Мы заметили, что в тех случаях, когда они страдают мигренью, у них часто наблюдается склонность к «загустению» крови, причем прием контрацептивов может усугубить это состояние. Чаще всего это наблюдается при особой форме мигрени, которая раньше называлась ассоциированной, а сейчас — мигренью с аурой. Началу приступа головной боли в этом случае предшествует ряд неврологических симптомов. Это, как правило, зрительные нарушения в виде мелькания, светящихся полосок. Такой затянувшийся приступ мигрени иногда может осложниться так называемым мигренозным инфарктом.

Если имеются признаки атеросклероза в раннем возрасте, в основном он связан с наследственной предрасположенностью к нарушению липидного обмена, также необходимо вовремя проводить обследование.

Диагностика атеросклероза достаточно проста — мы делаем сканирование артерий головы и выявляем склеротические бляшки. Соответственно подбирается диета.

А в случае необходимости назначаются понижающие уровень холестерина лекарства.

При любых неврологических нарушениях не стоит медлить с визитом к врачу. Надо всегда обращать внимание на возникшую слабость в руке или ноге, онемение, неожиданное двоение перед глазами, не связанное непосредственно с травмой или нарушением зрения.

Насторожить должны неожиданно возникшие речевые нарушения, когда человек не может сформулировать мысль, затрудняется что-то сказать или начинает плохо понимать сказанное. Все эти симптомы говорят о том, что страдает определенная структура мозга.

Даже если эти симптомы появились и исчезли, к ним надо относиться очень-очень серьезно.

Если вы пережили инсульт с неплохим восстановлением, при этом у вас нет атеросклероза и гипертонии, надо непременно провести более глубокие исследования и постараться выяснить его причины. К сожалению, в городских больницах сегодня нет таких возможностей, так как проблема требует хорошего технического оснащения, но они имеются в специализированных институтах.

И наконец, как ни банально это звучит, необходимо вести здоровый образ жизни. Ведь факторы риска здесь точно такие же, как при других сосудистых заболеваниях: неблагоприятная наследственность, склонность к повышению артериального давления, неправильный липидный обмен — усугубляются частыми стрессами, неправильным питанием, злоупотреблением алкоголем и курением.

Беседу вела Светлана Троицкая

© Журнал «Эгоист», 2003, №6

Инсульт по наследству — Женское здоровье

Ноябрь 2008

Сенсация в мире медицины: теперь, утверждают врачи, инсульта можно избежать. Что для этого нужно делать?

В круглом столе принимают участие специалисты столичного Научно-исследовательского института инсульта Российского государственного медицинского университета под руководством члена-корреспондента РАМН, профессора Вероники Игоревны Скворцовой: – кандидат медицинских наук, заведующий отделением диагностики и лечения инсульта Николай Анатольевич Шамалов, – кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник, врач-невролог

ГКБ №31 Ирма Мухамедовна Шетова.

 – Инсульт – заболевание сложное и непредсказуемое. Как удалось его «приручить»? Николай Шамалов: – К сожалению, полностью «приручить» его пока не в наших силах. Но сегодня, и это действительно прорыв в медицине, мы можем частично контролировать его появление. На данный момент очевидно, наследственная предрасположенность к сосудистым заболеваниям, в том числе и к инсульту, существует.

Есть отдельные гены, которые его вызывают. Определив их, можно с большей долей вероятности сказать, насколько возможно появление этого недуга. – То есть вы хотите сказать, что достаточно сдать кровь на генетику и тогда будет ясно, ждать инсульта или нет? Ирма Шетова: – Не все так просто.

В развитии большинства инсультов задействованы сразу несколько генов, отвечающих за разные факторы: вязкость крови, уровень холестерина, развитие артериальной гипертонии и атеросклероза. Причем для оценки степени риска важно не наличие или отсутствие «плохого» гена, а его структура.

Например, ген, кодирующий развитие такого грозного фактора риска инсульта, как артериальная гипертония, имеет три разных структуры. Люди, являющиеся носителями одной из них, наиболее подвержены высокому артериальному давлению, а значит, у них растет риск развития инсульта. То же самое касается других заболеваний, таких, как сахарный диабет, атеросклероз, повышенный уровень холестерина.

Читайте также:  3 цифры для кишечника

У людей, имеющих несколько «плохих» структур, увеличивается риск развития всех этих заболеваний и, как следствие, инсульта. То есть налицо «суммируемый» эффект. – Задачка непростая. Неужели это возможно – отследить сотни генов и просчитать все возможные вариации? Николай Шамалов: – На самом деле, этого и не нужно делать.

За тот или иной фактор риска отвечает несколько генов, каждый из которых имеет свой статус. Один проявляется, скажем, в 80% случаев, другой – в 30%, а третий – лишь в 2–3%. Понятно, что нужно обратить внимание на первые два – они и будут определяющими. Таким образом, насчитывается порядка десяти основных генов, которые и имеет смысл оценить. – Хорошо, человек сделал анализ и узнал свой генотип.

Что дальше? Николай Шамалов: – Если у него так называемый критический генотип – есть предрасположенность к инсульту, нужно обратить внимание на питание, режим, физическую активность, вредные привычки. То есть необходимо придерживаться определенных правил.

Не злоупотреблять жирными, солеными, острыми блюдами, так спланировать свою жизнь, чтобы было время не только на работу, но и на полноценный отдых. Важно регулярно заниматься спортом и, конечно, отказаться от вредных привычек – курения и алкоголя. – Мы говорим о генетике, и вдруг те самые общие советы по здоровому образу жизни, которые сегодня знает каждый.

Как одно соотносится с другим? Николай Шамалов: – В том-то и дело, что знает. Но выполняет ли – вот в чем проблема. Мы всегда хотим получить чудо-таблетку, которая спасла бы нас от всех болезней. И кажется, что каждое медицинское открытие лишь приближает нас к этому – вот еще на один шаг приблизились к идеалу. На самом деле все это большое заблуждение – чудодейственных методов или средств нет.

И не думаю, что в ближайшее время они появятся. Открытие «генов инсульта» – это здорово. Но ведь их наличие – лишь предрасположенность, а вот реализуется она или нет – дело рук самого человека. Ему, как никому другому, нужно следить за тем же питанием, режимом, вредными привычками. Известно, что, например, курение в шесть раз повышает риск инсульта.

А гиподинамия, и это данные последних лет, – в три раза. Ирма Шетова: – Есть и совсем новые интересные данные. Согласно проведенным исследованиям, огромная роль в возникновении инсульта принадлежит гормональным препаратам, в частности ОК. Сегодня уже доказано, что если женщина принимает их, то она автоматически попадает в группу риска.

Он увеличивается в несколько раз, если эта женщина курит, а вдобавок имеет еще и повышенную массу тела! – А когда и кому стоит в первую очередь задуматься о генетике и отправиться сдавать анализы? Где это можно сделать? Ирма Шетова: – Конечно, было бы неправильно утверждать, что это медико-генетическое тестирование нужно всем. Отнюдь.

В первую очередь такие анализы следует сделать тем, кто входит в группу риска. Это люди старше сорока пяти лет с семейными случаями инсульта, с гипертонией, атеросклерозом или другими заболеваниями сердца и сосудов. Пройти подобное исследование можно в обычной лаборатории, сдав кровь из вены. Как правило, вы получаете результаты на руки.

А далее при необходимости можно проконсультироваться с генетиком. Такие специалисты есть в крупных медицинских центрах и клиниках, а также всегда можно обратиться на кафедру медицинской генетики любого медицинского вуза. В Москве прицельно этими вопросами занимается Институт молекулярной генетики.

– А почему именно 45 лет, ведь сейчас все чаще случаются «молодые» инсульты? Ирма Шетова: – Да, такая тенденция есть, но пока это скорее исключение, чем правило. А вот 40 лет – это определенный рубеж, когда у человека уже набирается определенное количество болезней, которые могут послужить толчком к запуску «плохой» наследственности. К тому же есть и чисто физиологические причины.

Например, утолщается стенка сосудов, что делает их менее упругими и создает проблемы для нормального течения крови. Хотя, если есть определенные опасения, можно сделать такой анализ в любом возрасте, даже детям. Ведь, как известно, генотип – величина неизменная. Он дается человеку один раз и на всю жизнь. – В последние годы много говорят о генотерапии.

Что сейчас ей подвластно? Николай Шамалов: – Да, это верно. Генотерапия сегодня – одно из самых новых направлений в медицине. Ученые всего мира пытаются найти то, что позволит управлять генами. Но пока это лишь первые робкие попытки. Возьмем к примеру лечение стволовыми клетками. Что касается болезней нервной системы, то здесь пока больше вопросов, чем ответов. Ирма Шетова: – Генотерапия – это вопрос будущего, и многое из того, над чем сегодня работают специалисты, будет завершено еще нескоро. Например, так называемая запрограммированная гибель клеток. Каждая из клеток в организме человека имеет свой срок – в определенный момент она должна погибнуть, чтобы спасти других. Но происходит сбой, и клетки начинают жить дольше, чем им положено. Это ведет к нарушению всей системы организма. Самый яркий пример – онкология, когда  «плохие» клетки не просто не погибают, но и продолжают делиться.

Сейчас ученые пытаются найти механизмы, которые помогут управлять «разбушевавшимися» клетками.

На сегодняшний день основное значение и практическая польза открытых генов инсульта – в их существовании. Они обнаружены, а значит, нужно позаботиться о том, чтобы они никогда не проявили свой «скверный» характер.

Причины инсульта в молодом возрасте

Многим это кажется как минимум странным. Когда острое нарушение мозгового кровообращения диагностируют у пожилого человека, «обремененного» тяжелой гипертонией и атеросклерозом, это еще можно объяснить — факторы риска налицо. Но у молодых-то сосуды здоровые – эластичные, упругие, без холестериновых бляшек. Казалось бы, им инсульт точно не угрожает! Увы, это не так

Если у вас остались свои вопросы, вы можете задать их, воспользовавшись сервисом Доктис.

1. Что может стать причиной инсульта в молодом возрасте? Наверное, только «плохая» наследственность?

Генетическая предрасположенность к инсульту действительно играет большую роль. Если у ближайшего родственника был инсульт, особенно в молодом возрасте, его дочь или сын – в группе риска. Есть и другие факторы риска – сахарный диабет, фибрилляция предсердий, гипертония, врожденные патологии сосудов головного мозга…

Однако многие молодые люди понятия не имеют о проблемах со здоровьем – годами не появляются у врачей, пренебрегая ежегодной диспансеризацией. Поэтому инсульт становится для них и их родственников полной неожиданностью.

В 50% случаях острое нарушение мозгового кровообращения вызвано внешними причинами. Скажем, молодой человек сутками напролет сидит перед компьютером, мало двигается, ест жирную пищу, что в конечном итоге приводит к ожирению, курит, постоянно не высыпается и много нервничает.

На этом фоне может произойти резкий скачок артериального давления, что иногда приводит к инсульту. Как это ни странно звучит, но пожилые люди лучше адаптированы к подъемам артериального давления – многие из них имеют многолетний опыт гипертонии. Их мозг привык к такому состоянию.

А у молодых пациентов – нет.

Нельзя не отметить еще один фактор риска инсульта – недостаточное потребление жидкости. Молодой человек с утра обычно выпивает чашку кофе и – в университет или на работу. Воду в нужном количестве (2−2,5л) мало кто пьет. В результате кровь становится слишком густой. А так называемые нетромботические эмболии связаны как раз с повышенной вязкостью крови.

У детей и подростков инсульты тоже бывают, но чаще — из-за аномалий развития или травм.

2. По каким признакам можно распознать инсульт?

Могут возникнуть нарушения речи, ассиметрия лица. Еще один тревожный симптом – выраженная слабость, потеря чувствительности в руке или ноге, особенно на одной стороне тела. У многих появляется головокружение, потеря равновесия или координации. Даже если видите всего один признак, не медлите, вызывайте «скорую»!

3. Существует так называемое «терапевтическое окно» — несколько часов после инсульта, когда врачи могут максимально помочь пострадавшему. Для молодых пациентов это тоже верно?

Для молодых это даже более верно, чем для пожилых. По причине, о которой уже упоминалось – их головной мозг не привычен к ишемии. Терапевтическое окно – время, когда функции нейронов можно восстановить – составляет всего 4 часа. После этого справиться с последствиями инсульта сложно.

Что происходит при инсульте? В центре очага ишемии (отсутствия кровоснабжения) в головном мозге образуется некроз — погибшие клетки. Вокруг этого участка формируется зона (пенумбра) 6−7 см с недостаточным кровоснабжением. Но нервные клетки там еще живы. Так вот, терапевтическое окно (а точнее – интенсивные действия врачей в данный период) позволяет спасти эти клетки.

Тогда очаг поражения будет небольшим. И последствия инсульта – тоже. Скажем, у пациента могут остаться трудности в управлении кистью или стопой. Но если упустить время, клетки погибнут и последствия окажутся куда более серьезными – не будет действовать вся рука, вся нога или половина тела.

4. Если у человека есть генетическая предрасположенность, как защититься от инсульта?

В Европе людям старше сорока лет назначают препараты, уменьшающие риск инсульта – статины, антиагреганты, антигипертензивные средства. Если человек не будет выполнять назначения доктора, страховка будет неполной или же ее вообще не будет. То есть европейцы не дожидаются, когда грянет гром, а действуют на опережение: дешевле защитить людей от инсульта, чем бороться с его последствиями.

Что можете сделать вы? Для начала обратитесь в Центр здоровья в поликлинике. Там проведут скрининг и расскажут об имеющихся у вас факторах риска. Подскажут, как уменьшить этот риск. Если обнаружатся проблемы со здоровьем, врач даст направление на более сложные методы исследования.

Важная деталь: Центры здоровья не относится к учреждениям, работающим по территориальному признаку. То есть вы можете прийти в любую поликлинику, где есть такой центр и пройти обследование по полису ОМС, т. е. бесплатно.

Реабилитация после инсульта

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector