Первая вакцина против рака груди

Пандемия COVID-19, вспыхнувшая в 2020 году, стала серьезным вызовом для всего человечества, особенно для врачей и ученых.

Население Земли не испытывало подобных потрясений со времен знаменитой испанки — гриппа, за два года унесшего 17 миллионов жизней. К счастью, на данный момент учеными из разных стран, в том числе России, накоплен богатый опыт в разработке вакцин.

Прививки против нового коронавируса были разработаны, испытаны и начали широко применяться в рекордно короткие сроки.

Сейчас в России проводится всеобщая вакцинация. Привиться можно во многих поликлиниках, частных клиниках, разворачиваются мобильные пункты. Это экстренная мера, она принята и в других странах. Обычно так не делают: испытания новых препаратов продолжаются в среднем 10 лет. Но сложившаяся ситуация заставляет действовать максимально оперативно.

Многих людей это беспокоит. Далеко не все спешат сделать укол, боясь, что не до конца исследованная вакцина может причинить вред. Особенно много поводов для страхов и сомнений у тех, кто имеет серьезные проблемы со здоровьем. Например, у онкологических больных.

Можно ли прививаться во время курса химиотерапии или лучевой терапии? Не опасно ли это? Сработает ли вакцина?

Первая вакцина против рака груди

Особенности вакцинации онкологических больных

Если говорить об уже существующих вакцинах, то некоторые из них вполне можно вводить онкологическим больным. Но важно учитывать некоторые нюансы:

  • Состав вакцины. Например, людям с онкологическими заболеваниями можно прививаться против гриппа, но только препаратами, в которых нет живого вируса. В противном случае из-за ослабленного иммунитета может развиться инфекция. По той же причине, в частности, не рекомендуется прививаться вакциной против кори, краснухи и паротита.
  • Характер онкологического заболевания.
  • Программа лечения. Не рекомендуется делать прививки непосредственно во время курса химиотерапии, лучевой терапии.
  • Состояние иммунной системы. У многих онкологических больных она сильно ослаблена из-за рака, побочных эффектов лечения, сильного истощения. В таких случаях не получится сформировать надежный иммунитет, а живые вакцины только создадут риск развития инфекции.

Почему онкологическим больным всё же важно прививаться против некоторых инфекций? Рассмотрим на примере гриппа и COVID-19. У людей с онкозаболеваниями повышен риск заражения и тяжелого течения инфекции, фатального исхода. Американский онколог и эксперт в области общественного здравоохранения Гэри Лайман отмечает: «Я бы отнес онкологических больных к приоритетной категории [для вакцинации против COVID-19]. Мы боремся с пандемией, при которой для больных раком риск смерти в три, четыре или пять раз выше, чем для других. Речь о соотношении риска и пользы. Риск заражения COVID-19 для этих пациентов исключительно высок».

Можно ли заразиться новым коронавирусом «через вакцину»?

Такая вероятность исключена, потому что в вакцинах, разработанных в России и США, отсутствует живой вирус SARS-CoV-2:

  • В Российских клиниках пациентам чаще всего предлагают привиться вакциной «Спутник V», разработанной НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи. Ее создали с применением платформы вектора аденовируса человека — эта технология существует не первый день и хорошо изучена. Суть в том, что из аденовируса удаляют гены, за счет которых он вызывает заболевание, и вставляют ген нового коронавируса. Он кодирует белок, в ответ на который развивается иммунная реакция.
  • «ЭпиВакКорона» — тоже российская вакцина, ее разработали ученые из новосибирского научного центра «Вектор». В ней вообще нет вирусов. Ее готовят из пептидов — фрагментов вирусных белков. Это инновационная технология, она считается очень безопасной.
  • Две американские вакцины — Pfizer и Moderna — содержат вирусную РНК. Она проникает в клетки и заставляет их синтезировать вирусный белок, вызывающий иммунную реакцию. Тут тоже нет живого вируса.

Первая вакцина против рака груди

Что говорят западные эксперты?

В декабре 2020 года эксперты из Американского общества клинической онкологии (ASCO) заявили, что вакцины Pfizer и Moderna показали высокую безопасность для населения в целом, и нет никаких оснований полагать, что они могут быть опасны для онкологических больных.

На сайте Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) опубликованы временные клинические рекомендации по РНК-овым вакцинам против нового коронавируса. В последний раз они обновлялись 21 января 2021 года, и в них есть такая фраза:

«Люди с ослабленным иммунитетом могут пройти вакцинацию от COVID-19, если у них нет противопоказаний к вакцинации. Однако их следует проинформировать о неизвестном профиле безопасности и эффективности вакцины для популяций с ослабленным иммунитетом, а также о возможности снижения иммунных ответов и необходимости продолжать следовать всем текущим рекомендациям по защите от COVID-19».

Это касается и людей, которые в настоящее время проходят курс химиотерапии, лучевой терапии, трансплантацию стволовых клеток. Исходя из конкретной клинической ситуации, врач вполне может решить, что такого больного можно привить.

Эксперты отмечают, что из-за ослабленной иммунной системы поствакцинальный иммунитет может оказаться слабым или не сформироваться вообще. Однако это будет лучше, чем без прививки. Вакцинация, если к ней нет противопоказаний, реально помогает снизить риск заражения и тяжелого течения COVID-19.

В испытаниях вакцины Pfizer уже принимали участие онкологические больные, хотя их было и немного. Тем не менее, имеющиеся данные говорят о том, что прививка безопасна. Конечно же, могут возникать некоторые побочные эффекты, как и у здоровых людей, но они практически всегда легкие и быстро проходят.

Помимо прочих побочных эффектов, возможно временное увеличение подкожных лимфатических узлов — оно отмечалось у 0,4% участников испытаний. Онкологический больной может напугаться и решить, что болезнь начала прогрессировать, появился метастаз. В остальном это не опасно.

Однако, нужно проявлять осторожность у больных с лимфедемой — отеком, возникшим после удаления лимфатических узлов.

Как обстоят дела с российскими вакцинами?

Не так давно в инструкции к российской вакцине «Спутник V» появилась такая фраза:

«Вследствие недостатка информации вакцинация может представлять риск для следующих групп пациентов: с аутоиммунными заболеваниями …; со злокачественными новообразованиями».

Это вовсе не означает, что вакцина причинит вред здоровью онкобольного. Просто о ее безопасности для этой группы людей пока нет информации. В настоящее время уже планируется клиническое исследование. Предположительно в нем примут участие 250 онкологических больных, и оно продлится 6–7 месяцев.

Прививаться или нет?

Однозначного ответа на этот вопрос для онкологического больного не существует. Решение должен принимать лечащий врач, с учетом всех нюансов. Если ваш онколог не владеет информацией и затрудняется дать рекомендации, стоит поискать специалиста, компетентного в данных вопросах.

Можно ли прививаться людям, которые ухаживают за онкологическими больными?

Можно, но есть один нюанс. Вакцинированный человек защищен, но неизвестно, может ли он передать вирус окружающим.

Если вы сделали прививку и перестали соблюдать рекомендации по защите от COVID-19, часто бываете в людных местах — для вашего непривитого больного родственника это может быть опасно.

Так что придется по-прежнему носить маску, мыть с мылом руки и соблюдать социальное дистанцирование.

Врачи «Евроонко» постоянно держат руку на пульсе. У нас вы всегда можете получить актуальную информацию о рисках, связанных с COVID-19, для онкологических больных, мерах профилактики, вакцинации. В нашей клинике по-прежнему принимаются все необходимые меры для защиты пациентов и персонала от инфекции. Помните: пандемия — не повод прекращать, откладывать лечение рака.

Список литературы:

Вакцины, предотвращающие рецидив рака груди

Первая вакцина против рака груди

Медицина шагнула далеко вперед в плане лечения рака молочной железы. В Израиле выживаемость пациенток с раком молочной железы составляет 95 %. Тем не менее, в определенном проценте случаев, рак рецидивирует и тогда прогноз лечения менее благоприятный. Поэтому возникает необходимость других методов лечения, которые можно использовать с целью предотвращения рецидива заболевания. Одним из потенциальных вариантов является вакцина против рака молочной железы.

«Опухоли молочной железы состоят из множества различных типов клеток, и нам приходится применять множество различных препаратов и методов лечения для их лечения, — говорит Дженнифер Литтон, доцент кафедры медицинской онкологии груди в Техасском университете при Онкологическом центре им. М.Д.Андерсона. Вакцины влияют на раковые клетки совершенно по-другому, нежели наше нынешнее системное лечение». Таким образом, вакцины могут улучшить эффект адъювантной терапии, которая в настоящее время используется для предотвращения рецидивов.

Новые клинические возможности

Для предотвращения рецидива рака молочной железы используют некоторые виды адъювантной терапии, которые зависят от индивидуальных особенностей пациента и самого заболевания.

Например, лучевую терапию проходят больные после хирургической операции с сохранением молочной железы, но у которых имеется высокий риск рецидива.

Гормональная терапия тамоксифеном или ингибиторами ароматазы применяется у пациенток с положительными рецепторами эстрогенов, а иммунотерапия с трастузумабом используется среди женщин с опухолями с явно выраженным рецептором человеческого эпидермального фактора роста 2 (HER2).

На текущий момент проводится несколько клинических испытаний вакцин против рака груди – не в качестве альтернативы нынешнему профилактическому лечению, а в качестве дополнительной адъювантной терапии, которая поможет предотвратить рецидив заболевания.

«Это новый подход специально для тех, кто хочет пройти еще одну терапию, чтобы снизить вероятность рецидива онкологии, — считает д-р Литтон. — Люди ищут дополнительные средства, которые могут улучшить результат лечения, но при этом, не подвергая организм слишком большому объему токсических веществ».

Читайте также:  Делают ли УЗИ диагностику легких и бронхов при пневмонии, и каковы показания к исследованию в целом?

Пептидные вакцины

Противораковые вакцины стимулируют иммунную систему пациентов, заставляя ее распознавать и убивать злокачественные клетки. В состав вакцины входит опухолевый антиген, который при внедрении в организм вызывает иммунный ответ.

Для ввода в организм опухолевых антигенов разработано несколько систем, включая цельноклеточные, вирусно-векторные и дендритно-клеточные вакцины, которые изготавливаются с использованием непосредственно белых кровяных клеток пациента.

Единственной противораковой терапевтической вакциной, признанной Управлением по контролю продуктов питания и лекарств США, является вакцина сипулейцел-Т (Provenge) – дендритно-клеточная вакцина, применяемая для лечения метастазирующего рака простаты, который трудно поддается лечению гормональными средствами.

Вакцины против рака груди, которые в настоящее время испытываются в онкологическом центре им. М. Д. Андерсона, относятся к четвертому типу – пептидным вакцинам.

Пептидные вакцины изготавливаются путем забора цепочек молекул аминокислот (пептидов) из опухолевого антигена.

Чаще всего для изготовления вакцин против рака груди применяется опухолевый антиген — онкопротеин HER2, который способствует росту опухолей.

После извлечения пептида из состава антигена, его смешивают с иммуноадъювантом для того, чтобы вызвать иммунный ответ. Во время испытаний, проводимых в онкологическом центре имени М. Д. Андерсона, используется иммуноадъювант гранулоцит-макрофаг колониестимулирующий фактор (GM-CSF), который до сих пор применялся главным образом для лечения нейропении у пациентов, перенесших трансплантации.

Введение пептидной комбинации GM-CSF способствует активизации дендритных клеток в области инъекции, которые обрабатывают пептид таким образом, что он начинает лучше сочетаться с иммунной системой. Длина аминокислотной цепочки определяет тип стимулируемой ей иммунной клетки.

Текущие клинические испытания

Несколько пептидных вакцин, являющихся производными от HER2, в настоящее время проходят клинические испытания в онкологическом центре имени М. Д. Андерсона. Хотя вакцины изготовлены на основе пептида HER2, они чаще всего оказываются эффективными для пациенток с пониженной экспрессией HER2 (при результатах иммуногистохимического анализа1+ или 2+)

Третья фаза испытаний E75

Вакцина Е75 (NeuVax) является наиболее исследуемой из всех пептидных вакцин производных от HER2.

Пептид E75, состоящий из 9 аминокислот, вступает во взаимодействие с молекулами главного комплекса гистосовместимости класса 1 и стимулирует CD8-положительные клетки; когда эти Т-клетки распознают цель как инородную, они атакуют ее и вырабатывают цитотоксические ферменты, чтобы уничтожить ее.

Поскольку E75 является МНС-пептидом класса 1, вакцина эффективна только для пациенток, чьи клетки являются положительными к антигену лейкоцитов(HLA)-A2 или HLA-A3; только клетки этих типов HLA выведут данный пептид на клеточную поверхность для активации Т-клеток.

В мае 2012 Элизабет Миттендорф, магистр, доктор философии, помощник профессора отделения хирургической онкологии, вместе с коллегами опубликовала анализ результатов 1-й и 2-й фаз исследования вакцины Е75.

Результаты открыли путь к 3-й фазе — PRESENT (предотвращение рецидивов рака молочной железы на ранней стадии узлового рака молочной железы при средней или пониженной экспрессии HER2, при лечении с помощью NeuVax), пока единственному испытанию 3-й фазы, вакцины против рака груди.

Доктор Миттендорф является главным куратором этого международного исследования.
В выборочном плацебо-контролируемом испытании «двойным слепым методом» примут участие 700 пациенток, излечившихся после стандартного курса.

Все пациентки должны быть HLA-A2- или HLA-A3-положительными, при этом допускается участие только пациенток, у которых ранее, в ходе иммуногистохимического анализа, был диагностирован рак типа HER2 1+ или 2+.

Вакцина будет вводиться 1 раз в месяц в течение 6 месяцев, после чего она будет вводиться уже как регулярная прививка каждые 6 месяцев в течение 3 лет. Так как GM-CSF вызывает воспалительные реакции на месте инъекции, она будет вводиться пациенткам каждой из исследуемых групп, выполняя функцию иммуноадъюванта для вакцинируемой группы и активного плацебо для контрольной группы. Конечной целью исследования является улучшение показателя выживаемости без появления признаков заболевания в течение 3 лет.

Исследователи надеются, что положительные результаты данного исследования позволят выработать показания к применению вакцины E75 в рамках стандартных курсов лечения рака молочной железы.

«Мы все с осторожным оптимизмом и интересом ждем результатов.

Если исследование выявит значительную эффективность вакцины E75, у наших пациенток появится отличный шанс на выздоровление», — говорит доктор Литтон.

2-я фаза испытаний GP2 и AE37

Вакцина GP2 действует почти также, как и Е75.

Как и Е75, молекула пептида GP2 состоит из 9 аминокислот и вступает во взаимодействие с молекулами главного комплекса гистосовместимости класса 1, стимулируя CD8-положительные клетки; таким образом, эта вакцина эффективна только для пациенток с положительными показателями антигена лейкоцитов HLA-A2 или HLA-A3. Пептид АЕ37, в отличие от GP2 и АЕ37, имеет более длинную цепочку и связывается с молекулами главного комплекса гистосовместимости класса 2, стимулируя CD4-положительные клетки, поэтому он вызывает более выраженный иммунный ответ. Несмотря на то, что пептиды ГКГС класса 2 могут иметь более ограниченную экспрессию HLA, пептид АЕ37 является промискоитентным, то есть он может быть представлен клетками практически любого типа HLA. К тому же, пептид АЕ37 связан с белком Ii-Key, что усиливает презентацию этого пептида в иммунной системе.

И GP2, и AE37 – вакцины, которые испытываются в ходе продолжающегося исследования 3-й фазы, цель которого – определить, способны ли индивидуальные вакцины предотвращать рецидивы позитивно-узлового или негативно-узлового рака груди, характеризующегося высокой степенью риска. Пациентки распределяются по группам в зависимости от показателей HLA и затем в произвольном порядке направляются на соответствующую вакцинацию; пациенткам другой группы вводятся лишь иммуноадъюванты – либо GM-CSF, либо GM-CSF (контрольная группа).

В рамках исследования пептида AE37 был проведен промежуточный анализ, который показал, что по прошествии 22 месяцев, общий показатель рецидивов среди привитых пациенток составил 10,3%, в то время как для контрольной группы, пациентки которой получали исключительно GM-CSF, этот показатель составил 18%.

Таким образом, общий показатель рецидивов снизился на 43%.
«Данные обнадеживают, — говорит доктор Миттендорф. – Уже очевидно, что нам следует продолжить исследование и закончить подсчет результатов, однако данные говорят о том, что мы вполне резонно рассматривать перспективу исследования вакцины АЕ37 в ходе 3-й фазы исследования».

Промежуточные результаты по исследованию вакцины GP2 пока недоступны.

Потенциальные преимущества

Одним из преимуществ пептидных вакцин, исследуемых в центре имени М. Д. Андерсона, является их доступность в продаже. Поэтому, их легче достать, и они менее дорогостоящие, нежели дендритно-клеточые вакцины, изготавливаемые по индивидуальным заказам.

Доктор Литтон, работавшая с несколькими пациентками, которые участвовали в испытании вакцины против рака молочной железы, отметила, что они отнеслись к исследованию с огромным энтузиазмом. «Некоторые пациентки говорят мне, что идея, что они используют собственный организм, собственную иммунную систему для борьбы с раком, придает им силы».

Однако главной причиной, по которой исследование получило столь высокий отклик у пациенток, явилось то, что вакцины обеспечивают дальнейшую защиту от рака, при этом риск побочных эффектов крайне невелик.

Большинство пациенток сталкивались с токсическими эффектами лишь 1-й и 2-й степени, имевших локальный характер, такими как покраснение на месте инъекции; у некоторых пациенток отмечались симптомы системного характера 1-й и 2-й степени, напоминавшие легкие симптомы гриппа, в течение 4-6 часов после вакцинации.

«В свое время эти женщины прошли курсы химиотерапии, утратили волосы на голове и испытывали крайне неприятные явления со стороны желудочно-кишечного тракта, изменения в ногтях, и многие другие проблемы, — говорит доктор Миттендорф. – Поэтому, лечение нетоксичными препаратами весьма предпочтительно».

С доктором Миттендорф согласна доктор Литтон: «Заинтересовать пациенток в участии в этом исследовании было несложно.

На самом деле, несколько человек приехало ко мне из разных уголков страны, чтобы принять участие в исследовании, – говорит Литтон. – И мы благодарим всех пациенток, изъявивших желание участвовать.

Всегда очень важно привлекать людей к участию в клинических испытаниях, иначе дальнейшее совершенствование методов лечения, подобных этому, будет невозможно».

В то же время, не все пациентки могут рассчитывать на данные вакцины. Проводимые ранее клинические испытания показали, что пептидные вакцины характеризуются ограниченной эффективностью для пациенток на поздних стадиях заболевания раком молочной железы, при наличии метастазов.

«Существует целый ряд причин, по которым эти вакцины не следует вводить пациенткам, уже имеющим обширные метастатические поражения, — говорит Миттендорф. С помощью пептидной вакцины будет трудно добиться такого иммунного ответа, который позволил бы справиться с крупными и многочисленными опухолями.

Микросреды и иммунные среды вблизи опухолей, как правило, меняются по мере прогрессирования болезни, и вблизи крупных метастазов также наблюдается неблагоприятная для функционирования компонентов иммунной системы среда.

Кроме того, многие пациентки с обширными метастатическими поражениями к этому моменту уже прошли несколько курсов химиотерапии, которая также не лучшим образом сказывается на работе иммунной системы».

Будущие направления

Что касается будущего противораковых вакцин, то здесь имеется немало возможностей. Антигены, такие как циклин Е и белок, входящий в состав фолатов, также могут быть использованы при вакцинации.

Читайте также:  Самые опасные места в вашей машине

Разрабатываются новые виды иммуноадъювантов, способных вызвать более мощный иммунный ответ, нежели GM-CSF.

Наконец, формулируются новые подходы к использованию вакцин; также рассматривается возможность задействовать другие компоненты иммунной системы человека для борьбы с рецидивирующим раком молочной железы.

«Мне очень хотелось бы, чтобы эти вакцины можно было использовать одновременно с другими замечательными иммунотерапевтическими мероприятиями, которые в настоящее время готовятся к утверждению», — говорит доктор Миттендорф.

Например, вакцина может сочетаться с препаратом, который ингибирует CTLA-4, – белок, способствующий снижению количества Т-клеток. «Импилимумаб – антитело, которое атакует CTLA-4, можно использовать для устранения барьеров, препятствующих работе иммунной системы.

Вакцина могла бы стимулировать Т-клетки, а лечение, направленное на подавление CTLA-4, позволило бы им размножаться», — считает доктор.

В конце концов, эти вакцины можно использовать для лечения пациенток на ранних стадиях заболевания. «Я думаю, что это также открывает прекрасные перспективы для терапии первой линии, – говорит доктор Литтон. – Это позволило бы нам начинать лечение сразу же после постановки диагноза».

Вакцина против опухолей: мифы, реальность и будущее

Регулярно появляющиеся в СМИ сообщения о создании долгожданной профилактической вакцины, способной предотвратить появление раковых опухолей, всегда вызывают огромный интерес у населения и специалистов.

Насколько их надежды оправданы, могут сказать только представители ведущих онкологических учреждений России, коллективы которых занимаются этой проблемой уже не одно десятилетие. Medportal.ru публикует интервью, которое дал «Медицинской газете» заместитель директора Российского онкологического научного центра им. Н.Н.

Блохина РАМН по научной работе, директор НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей, заслуженный деятель науки и техники РФ, профессор Анатолий Барышников.

— Анатолий Юрьевич, как вы оцениваете причину появления подобных сообщений?

— К сожалению, в последние годы возрос ажиотаж вокруг вопроса об антираковых вакцинах. Само их появление связано с ослаблением в годы перестройки контроля со стороны Фармкомитета и Минздрава России за использованием всевозможных новых методов лечения. Хотя в 2000 году министр здравоохранения Ю.

Шевченко и издал приказ «О лекарственных средствах», где был четко регламентирован порядок изучения, испытания и клинического применения новых препаратов.

Возможно из-за того, что положения указанного документа не были доведены до широкой аудитории, может быть, по иным причинам, но различные специалисты, чаще даже не врачи, а, скажем, ветеринары или лица, совсем далекие от медицины, решают заработать деньги на человеческом горе.

Начинают заниматься «производством» противоопухолевых вакцин. Откройте любую страницу в «желтой» прессе и найдете одно-два объявления о «лечении рака» и т.п.

Мы не успеваем срывать подобные листки-призывы со стен онкоцентра. Больше того, был и у нас такой доктор, который якобы изобрел противораковую вакцину.

После того как эту его деятельность запретили у нас, он уехал в США. Там сначала лечил своей вакциной собак, но после неудач и запрета вернулся назад.

А мы еще долгое время получали оттуда письма возмущенных владельцев собак, что вакцина не помогла их питомцам, и они погибли.

— Возможно ли создание противораковых вакцин в принципе?

— Этим во всем мире занимаются уже более 30 лет. Но тут необходимо провести деление вакцин на два типа. Первые, классические, которые используются для профилактики, к примеру, инфекционных заболеваний: гриппа, коклюша, дифтерии и т.д.

Они изготовляются из ослабленных организмов, и годы их применения показали, что они имеют право на существование, предохраняя человека от инфекций. Противораковые же вакцины совершенно иного типа, они не для профилактики, а скорее для лечения опухоли.

Создается иммунный ответ, который если и не вылечит, то, по крайней мере, предотвратит развитие метастазов, остаточной болезни. Ведь как бы тщательно ни удалили опухоль, всегда остаются клетки, из которых рак способен возродиться.

Теоретически эти клетки можно убить с помощью иммуноответа. Противоопухолевая вакцина как раз и направлена на усиление иммунного ответа.

Разработкой таких вакцин против рака, как я сказал, занимаются уже давно, но наиболее сильный всплеск активности исследователей произошел после 1974 года, в рамках советско-американского соглашения.

У нас лидером был лауреат Государственной премии СССР профессор Георгий Свет-Молдавский, который вместе с академиком АМН СССР Николаем Трапезниковым очень активно испытывал эти вакцины в клинике. В 1975 году была опубликована первая в мировой истории статья о создании вакцины против рака молочной железы. Но, как видим, прошло уже почти 30 лет, а воз и ныне там.

За это время появилась лишь одна вакцина американского ученого Мертона, которую FDA разрешило к клиническому применению. Она создана на основе определенного штамма БЦЖ и используется в мировой практике при лечении рака мочевого пузыря. При инстилляции мочевого пузыря ослабленными бактериями развивается иммунный ответ и опухоль лечится. Но это единственный пример.

Все другие работы крупнейших мировых центров в течение прошедших десятилетий оказались безуспешными. Поэтому просто смешно слышать, что какие-то маленькие частные компании объявляют, что они создали вакцину, особенно — для профилактики рака.

— Если это возможно, когда же такую создадут?

— Именно для профилактики — лет через 10-20, а то и через 50. Ведь нужны огромные исследования, большие популяции людей из группы риска. Необходимо будет показать, что такая вакцина способна эффективно блокировать развитие опухоли. Сейчас же речь идет лишь о лечении больных с помощь вакцин.

В этом плане существует три «излюбленные» онкологами локализации рака: кожи (меланома), почки и толстой кишки. Эти опухоли плохо лечатся другими методами, они доступны для наблюдения, а самое главное и страшное — они очень быстро метастазируют.

В течение двух лет видно, что если появились метастазы, то неизбежен летальный исход, а если их нет, значит, человека вылечили.

— Значит, применение вакцин в таких нозологиях связано с быстрой оценкой эффективности?

— Да, и все онкоучреждения, разрабатывающие лечебные вакцины, в первую очередь проверяют их при подобных заболеваниях.

— А чем занимаются сотрудники Российского онкоцентра РАМН им. Н.Н.Блохина и других российских медучреждений этого профиля?

— Если раньше мы искали вирусы, которые вызывают опухоли у животных, и с их помощью пытались создать иммунный ответ для профилактики рака, то сейчас от этого отказались. Наши исследования показали: если из 10 подопытных мышей у 5 вследствие иммунного ответа опухоль рассасывается, то у других 5 она стимулируется.

Страшно, что в 50% случаев, применяя вакцины, можно лишь усилить рост опухоли. По отношению к человеку такие методы недопустимы. А причину, те интимные механизмы, которые вызывают рост опухоли, установить не удавалось. Сегодня появились новые технологии, и вновь возрос интерес к созданию профилактических вакцин.

С помощью генной инженерии создаем белок, который отличается от находящегося в организме и способен усилить противоопухолевый иммунный ответ.

И у нас в онкоцентре, и в других российских и зарубежных онкоучреждениях сейчас ведутся работы по нескольким перспективным направлениям. Первое — берут ген мини-антител и ген энтеротоксина А или В, соединяют и помещают в плазмиду, затем вводят в организм животного, и продуцируется белок.

Последний своей малой частью моноклонального антитела способен соединиться с опухолью, а ген энтеротоксина может вызвать иммунный ответ и привлечь иммунокомпетентные клетки, которые убьют опухоль. Белок, связанный с опухолью, становится чужеродным, развивается иммунный ответ, который ведет к гибели опухоли.

Такие эксперименты уже идут и у нас, и за рубежом, пока на животных. Но это очень перспективное направление, и можно ожидать, что действительно будут получены белки, отличные от существующих в организме.

Кроме того, можно изменить белок, ввести его в опухоль, что повысит его антигенность и приведет к гибели раковых клеток.

Другой вид вакцины, над созданием которой сегодня работают исследователи, — дендритная.

Сначала обнаружили дендритные клетки в виде отростков, способных захватывать различные микробы, опухолевые клетки, переваривать их до пептидов, а затем вместе с антигенами гистосовместимости приставляют к иммунным клеткам.

Те, в свою очередь, начинают развивать иммунный ответ и это, в конечном счете, убивает опухоль. Таких клеток мало. Но появилась технология, позволяющая выращивать сотни миллионов этих клеток в пробирке, «обучать» их — показывать, что есть опухолевый антиген, и вводить больному.

Уже есть хороший клинический эффект. Больные, которые, казалось бы, должны умереть в течение года, живут, и мы их вакцинируем постоянно, поскольку пока не знаем, когда нужно остановиться. Этот метод очень перспективен, и работа здесь продолжается.

Еще один тип генно-инженерной вакцины разработан академиком РАН Георгием Георгиевым, директором Института биологии гена РАН. Он и его ученики обнаружили новый ген, усиливающий иммунный ответ.

Он вводится в опухолевые клетки, которые затем облучают и, в свою очередь, вводят больному подкожно или внутрикожно. Начинает работать «фабрика» по продуцированию белка, усиливающего местный иммунный ответ. Убиваются опухолевые клетки (даже те, в которых не было гена).

Читайте также:  Беспокойные ноги, беспокойные ночи

Направление очень перспективное, подобные работы ведутся и за рубежом, но там используют другие гены.

— А вы лично верите в создание эффективных противораковых вакцин?

— Безусловно. С помощью современных методов генной инженерии, молекулярной биологии можно создать вакцину, способную показать организму наличие опухоли, которую необходимо распознать и убить. Это вполне реально. Но это будет лечебная, лекарственная вакцина.

Для создания же профилактической вакцины, по моему мнению, пока в науке предпосылок нет. Путь предстоит долгий, поскольку даже при испытаниях на животных еще нет положительных результатов.

Весь мир ищет, но… Кроме того, я хочу сказать, все, что публикуется в «желтой» прессе, — это реклама для привлечения пациентов. В случаях излечения нет четких доказательств, что у больного была опухоль, а не воспаление и т.п. Люди хотят заработать.

И все, что исходит не из академических институтов, не из учреждений, подконтрольных Минздравсоцразвития России, — это шарлатанство.

«Медицинская газета» 3 сентября 2004 г

  • Zhang XQ., Chen XT., Zhang YT., Mai CX. The Emergent Pelvic Artery Embolization in the Management of Postpartum Hemorrhage: A Systematic Review and Meta-analysis. // Obstet Gynecol Surv — 2021 — Vol76 — N4 — p.234-244; PMID:33908615
  • Li T., Hui X., Wang H., Lin Y., Zhao B. Moxibustion therapy for treating patients with postpartum urinary retention: A protocol for systematic review and meta-analysis. // Medicine (Baltimore) — 2021 — Vol100 — N17 — p.e25683; PMID:33907140
  • Sousa LS., Pacheco J., Reis-de-Carvalho C., Lança F. Postpartum lumbosacral radiculopathy: a neuraxial anaesthesia complication or an intrinsic obstetric palsy? // BMJ Case Rep — 2021 — Vol14 — N4 — p.; PMID:33883118
  • Fernandez Turienzo C., Silverio SA., Coxon K., Brigante L., Seed PT., Shennan AH., Sandall J. Experiences of maternity care among women at increased risk of preterm birth receiving midwifery continuity of care compared to women receiving standard care: Results from the POPPIE pilot trial. // PLoS One — 2021 — Vol16 — N4 — p.e0248588; PMID:33882059
  • Kassie B., Bazezew Y., Sharew Y., Yismaw L., Desta M., Alene M. Time to recovery from Eclampsia and its determinants in east Gojjam zone hospitals, Amhara, Ethiopia, 2017/18. // BMC Pregnancy Childbirth — 2021 — Vol21 — N1 — p.301; PMID:33853529
  • Schiff DM., Nielsen TC., Hoeppner BB., Terplan M., Hadland SE., Bernson D., Greenfield SF., Bernstein J., Bharel M., Reddy J., Taveras EM., Kelly JF., Wilens TE. Methadone and Buprenorphine Discontinuation among Postpartum Women with Opioid Use Disorder. // Am J Obstet Gynecol — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33845029
  • Lodhi FAK., Akcan T., Mojarrab JN., Sajjad S., Blonsky R. A Case of De Novo Antiglomerular Basement Membrane Disease Presenting during Pregnancy. // Case Rep Nephrol — 2021 — Vol2021 — NNULL — p.5539205; PMID:33815854
  • Yee LM., Williams B., Green HM., Carmona-Barrera V., Diaz L., Davis K., Kominiarek MA., Feinglass J., Zera CA., Grobman WA. Bridging the postpartum gap: Best practices for training of obstetric patient navigators. // Am J Obstet Gynecol — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33812809
  • Peacock-Chambers E., Paterno MT., Kiely D., Fioroni T., Byatt N., Friedmann PD. Engagement in perinatal outpatient services among women in recovery from opioid use disorders. // Subst Abus — 2021 — Vol — NNULL — p.1-8; PMID:33798013
  • Henshaw DS., Harstroem C., Forest D. Hypokalemic Periodic Paralysis Masquerading as a Compressive Neuraxial Lesion Following Lumbar Epidural Placement in a Parturient: A Case Report. // A A Pract — 2021 — Vol15 — N4 — p.e01431; PMID:33783398

7 мифов о ВПЧ и первой в мире вакцине против рака

Благодаря вакцинам мир уже забыл о таких страшных болезнях, как чума, холера, оспа, тиф и множество других.

Сегодня у нас появилась возможность предать забвению один из самых частых видов рака, связанный с инфицированием вирусом папилломы человека (ВПЧ). Однако используют ее далеко не все, и зачастую причиной тому становятся многочисленные страхи и мифы вокруг вакцины против папилломавируса.

Попробуем отделить зерна от плевел.

1. Миф. Папилломавирусной инфекцией заражаются только те, кто ведет легкомысленный образ жизни

Факт: по статистике ВПЧ инфицируются 9 из 10 человек во всем мире, причем нередко это происходит во время первого же сексуального опыта, в том числе и защищенного.

Заразиться можно при простом соприкосновении половых органов, предотвратить которое с помощью презерватива, разумеется, невозможно.

2. Миф. Папилломавирус живет в организме несколько лет, а затем погибает сам

Факт: действительно, 90% инфицированных избавляются от ВПЧ в течение двух лет после заражения, так никогда и не узнав об этом неприятном факте. Однако в 10% случаев возбудитель «остается» в организме-хозяине навсегда.

Известны более 100 типов вируса, из которых не менее 14 являются онкогенными. Они-то и несут ответственность практически за все случаи рака шейки матки и прямой кишки.

Кроме того, эти виды ВПЧ могут вызывать рак влагалища, вульвы, пениса, орофарингеальный рак (рак горла, языка, миндалин). На фоне этих болезней генитальные бородавки, которые практически всегда связаны с папилломавирусной инфекцией, выглядят невинной детской простудой.

3. Миф. Папилломавирусную инфекцию можно лечить

Факт. ВПЧ неизлечим, во всяком случае на сегодняшний день. Иммуномодуляторы, противовирусные и препараты любых других групп никак не влияют на вирус.

Единственно эффективное средство защиты от папилломавирусной инфекции — вакцинация, предпочтительно в подростковом возрасте.

4. Миф. Вакцину можно вводить только девочкам 9-11 лет

Во-первых, вакцина против ВПЧ показана как девочкам, так и мальчикам — нельзя забывать, что онкогенные типы вируса ответственны за 90% случаев рака прямой кишки и 60% случаев орофарингеального рака, которые встречаются у представителей обоих полов.

Кроме того, ВПЧ ассоциируется и с сугубо «мужским» раком — 35% случаев рака пениса обусловлены именно им.

Во-вторых, возраст вакцинации может быть значительно более «зрелым». Прививка рекомендуется всем без исключения в возрасте младше 26 лет, а женщин могут вакцинировать вплоть до 45 лет, чтобы снизить риск развития рака шейки матки.

 И все же лучше ввести прививку до первого сексуального опыта, то есть до момента возможного инфицирования — в такой ситуации она работает наиболее эффективно.

Прививки для взрослых: проверьте, в безопасности ли вы

К тому же поздняя вакцинация может «опоздать» — известно, что у молодых девушек до 25 лет рак шейки матки протекает стремительно и обычно диагностируется на последних стадиях, когда эффективность лечения минимальна.

5. Нет никаких доказательств, что вакцина от ВПЧ действительно помогает избежать рака

  • На самом деле доказательств более чем достаточно.
  • Результаты клинических исследований с участием около 20 000 женщин в возрасте 16-26 лет показали, что эффективность вакцинации против папилломавирусной инфекции в качестве средства, предотвращающего рак шейки матки, приближается к 100%.
  • Эффективность прививки для предупреждения рака пениса достигает 90%, а других заболеваний, обусловленных заражением онкогенными типами ВПЧ (ВПЧ-6, 11, 16 и 18) — 78%.

В Австралии за 10 лет обязательной вакцинации девочек 12-13 лет удалось на 30% снизить распространенность рака и предрака шейки матки.

Предполагается, что через 10 лет в этой стране будет достигнута полная победа над этим видом опухоли.

6. Вакцина от папилломавируса защищает только от двух онкогенных типов вируса

Сегодня в мире существует как минимум три вакцины от ВПЧ: двухвалентная (против ВПЧ-16,18), четырехвалентная (против ВПЧ-6,11,16,18) и девятивалентная (против сразу 9 высокоонкогенных типов ВПЧ).

Первые две зарегистрированы в РФ. Интересно, что продолжительность защиты вакцин разнится: четырехвалентная и двухвалентная, по данным исследований, работают на протяжении как минимум 10 лет, а девятивалентная до 6 лет после введения.

7. Вакцина от ВПЧ может вызывать бесплодие у девочек

Махровый миф, который не имеет ничего общего с действительностью.

Клинические исследования, а также более чем 18-летний опыт применения показали, что побочные эффекты вакцины против папилломавируса минимальны.

К слову сказать, только за 2017 год было введено более 270 миллионов доз двухвалентной вакцины. Неблагоприятные реакции прививки исчерпываются быстро проходящими покраснением и отечностью в месте инъекции.

Ни один случай изменения фертильности у вакцинированных девочек зарегистрирован или описан в литературе не был.

И еще. Вакцина против ВПЧ не может заразить вакцинируемого: она не содержит ни живых, ни инактивированных вирусов папилломы человека. В ее состав входит лишь белок внешней оболочки вируса, а при введении происходит единственная закономерная реакция — выработка антител и формирование стойкого иммунитета против ВПЧ. А, значит, и против рака.

  1. Марина Поздеева
  2. Фото depositphotos.com
  3. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector